ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ НА САЙТЕ

Получить бесплатную юридическую консультацию вы можете у наших коллег в регионе вашего проживания, заполнив поле всплывающего окна в правом нижнем углу экрана, либо перейдя по ссылке. Также можно позвонить по телефону:

РУБРИКИ:

Автострахование

Административное право

Гражданское право, ГК РФ

Жилищные споры

Участие в долевом строительстве

Защита прав потребителей

Земельные споры

Семейные споры

Трудовые споры, пенсии

 
 
 
 

Увольнение по пп. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за нарушение работником требований охраны труда незаконно. Решение суда

Выводы суда: истец был уволен за нарушение требований по охране труда, по пп. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Согласно п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ нарушение работником требований охраны труда должно быть установлено комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда и подтверждено соответствующими документами.

Однако, истец был уволен без наличия заключения комиссии по охране труда или уполномоченного по охране труда о нарушении с его стороны требований охраны труда. Акт о проведении служебного расследования по факту выявленных нарушений, объяснительные лиц, работавших вместе с истцом, не являются надлежащими доказательствами, подтверждающими нарушение работником требований охраны труда, поскольку они не являются заключением комиссии по охране труда или уполномоченного по охране труда.


Вернуться к публикации: увольнение за нарушение работником
требований охраны труда
(по пп. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ)

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики:
Увольнение работника по статье 81 ТК РФ по инициативе
работодателя
. Судебная практика


ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 сентября 2010 г. по делу N 33-8270

Судья Иванова Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Бузмаковой О.В. и судей Косенковой Г.В., Валуевой Л.Б.
с участием прокурора Пермской краевой прокуратуры Сысоевой С.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 16 сентября 2010 года дело по кассационной жалобе ЗАО ... на решение Индустриального районного суда г. Перми от 20 мая 2010 года, которым постановлено:
Восстановить Г. на работе в ЗАО ... в "должность" с 21.01.10 г.
Взыскать с ЗАО ... в пользу Г. оплату времени вынужденного прогула в размере 76 610 руб. 14 коп., компенсацию морального вреда в размере 7 000 руб.
В остальной части о взыскании компенсации морального вреда отказать.
Взыскать с ЗАО ... в доход местного бюджета госпошлину в размере 2 698,30 руб.
Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., пояснения представителя ответчика - К., заключение прокурора, который полагает необходимым отказать в удовлетворении кассационной жалобы, судебная коллегия,

установила:

Г. обратился в суд с иском к ЗАО ... о восстановлении его на работе, о взыскании оплаты за время вынужденного прогула.

Заявленные исковые требования мотивировал тем, что он работал "должность" у ответчика с 19.11.2001 г. Приказом N ... от 20.01.10 г. он был уволен за нарушение требований по охране труда, по п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Увольнение считает незаконным, т.к. работал по распоряжению и с ведома директора базы З. Погрузка машин клиентов на базе ответчика краном осуществлялась ежедневно и постоянно (л.д. 2).

Впоследствии истец дополнил исковые требования, просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. (л.д. 113).

В судебном заседании истец настаивал на исковых требованиях в полном объеме.

Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали. Пояснили, что действия истца при осуществлении погрузки в крытую машину создавали реальную угрозу жизни и здоровью людей, кроме того, при погрузке был причинен материальный ущерб (повреждена машина клиента). В письменном отзыве ответчик указал, что в иске истец не указал, в чем заключается нарушение его прав и законных интересов. Наличие вины истца в нарушении норм охраны и безопасности труда было установлено объяснениями сотрудников, которые работали вместе с истцом. Было установлено, что истцом были проигнорированы требования инструкции по безопасности труда для "должность" по безопасному производству работ грузоподъемными машинами "марка", несмотря на то, что 11.01.10 г. истец прошел инструктаж по безопасному ведению грузоподъемных работ, о чем в журнале регистрации имеется отметка (л.д. 12-12а).

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ответчик, ссылаясь на то, что решение суда является незаконным и необоснованным. Вывод суда о том, что в основу издания приказа об увольнении истца по соответствующим основаниям, предусмотренным действующим Трудовым кодексом, положено представление Технического директора, в котором не отражено, какие именно нарушения допущены истцом, и отсутствуют ссылки на конкретные пункты инструкций, является необоснованным. Суд не учел, что кроме указанного представления был составлен акт о выявленных нарушениях, а также взяты объяснительные с лиц, работавших вместе с истцом. Данным документам, суд не дал никакую правовую оценку. Также суд не дал правовую оценку и действиям самого истца, который факт нарушения подтвердил.

Кроме того, закон не содержит обязательных утвержденных унифицированных форм представлений, докладных, а также актов о допущенных (выявленных) нарушениях норм по охране и безопасности труда, а следовательно, отсутствуют обязательные реквизиты, подлежащие отражению в указанных актах. На основании какого нормативного акта судом были сделаны выводы о несоответствии представленных ответчиком документов, в решении суда не указано.

Судом указано, что профсоюза у ответчика нет, однако то обстоятельство, что З. не является уполномоченным лицом, т.е. не избран трудовым коллективом, не основано на законе и на материалах дела.

Создание профсоюза работников в конкретной сфере является исключительным правом работников, а не обязанностью работодателя его создавать. Решение о создании первичной профсоюзной организации или избрания уполномоченного лица происходит на основании общего собрания работников или указывается в коллективном договоре. Представление интересов работников у ответчика, а также решение всех вопросов, связанных с трудовой деятельностью, рассмотрение вопросов о возможности предоставления дополнительных отпусков, премий, обеспечение средствами индивидуальной защиты, оборудование рабочих мест аптечками первой помощи и прочие обязанности возложены трудовым коллективом на своего непосредственного руководителя - З. Таким образом, фактически он избран трудовым коллективом. За более чем четырехлетний период никто не выдвигал требования о его замене. Весь перечень дополнительных социальных гарантий также отражен в коллективном договоре. Таким образом, ответчик правомерно считает и называет З. уполномоченным (доверенным) лицом трудового коллектива.

Не согласен ответчик и с решением суда о взыскании с ответчика морального вреда в размере 7 000 рублей, так как считает, что указанный размер является существенно завышенным. Сам истец фактически допустил нарушение, этого не отрицает, и на протяжении всего судебного заседания не предпринимал никаких попыток для того, чтобы трудоустроиться или найти новое место работы.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе.

В соответствии с п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, установленного комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда нарушения работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Г., суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что собранные по делу доказательства свидетельствуют о том, что увольнение истца было произведено с нарушением трудового законодательства.

Совокупности собранных по делу доказательств - объяснениям сторон, письменным доказательствам - судом дана надлежащая оценка, выводы суда, положенные в основу решения, должным образом мотивированы.

В частности, разрешая возникший спор, суд правильно исходил из того, что согласно п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ нарушение работником требований охраны труда должно быть установлено комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда и подтверждено соответствующими документами. Однако, истец был уволен без наличия заключения комиссии по охране труда или уполномоченного по охране труда о нарушении с его стороны требований охраны труда.

Представленное ответчиком в качестве основания для издания приказа представление от 20.01.2010 года на применение дисциплинарного взыскания к Г. за подписью технического директора З. (л.д. 9), суд правильно не принял во внимание, поскольку оно, исходя из смысла п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, не является документом, устанавливающим нарушение работником требований охраны труда. При этом суд правильно принял во внимание то обстоятельство, что в указанном представлении от 20.01.2010 года не указано, какие именно нарушения пунктов инструкций по охране труда были нарушены Г.

Доводы жалобы ответчика о том, что кроме вышеуказанного представления был составлен акт о выявленных нарушениях, а также взяты объяснительные с лиц, работавших вместе с истцом; данным документам, а также действиям самого истца, который факт нарушения подтвердил, суд не дал никакую правовую оценку, не влекут необходимость отмены судебного решения. Акт о проведении служебного расследования по факту выявленных нарушений, составленный 20.01.2010 года комиссией в составе начальника отдела сбыта Б., технического директора З., юрисконсульта К., а также объяснительные лиц, работавших вместе с истцом, не являются надлежащими доказательствами, подтверждающими нарушение работником требований охраны труда, поскольку они не являются заключением комиссии по охране труда или уполномоченного по охране труда. Следует отметить также, что сам истец не признавал факт нарушения с его стороны требований охраны труда, в своей объяснительной он лишь указал, что при погрузке металла в газель зацепили стропами козырек и погнули его (л.д. 98).

Доводы ответчика о том, что технический директор З. является уполномоченным по охране труда, также обоснованно отвергнуты судом, поскольку действующее законодательство содержит иные понятия уполномоченного по охране труда. В частности, из анализа положений ст. 370, 219 ТК РФ следует, то уполномоченные по охране труда должны быть уполномочены работниками и служить для защиты прав работников в сфере охраны труда. Исходя из Рекомендаций по организации работы уполномоченного (доверенного) лица по охране труда профессионального союза или трудового коллектива, утвержденных Министерством труда РФ 08.04.1994 г., уполномоченное (доверенное) лицо по охране труда формируется профсоюзом или трудовым коллективом. Между тем профсоюза в ЗАО <...> нет, функции по охране труда на З. были возложены приказом Генерального директора ЗАО от 03.06.09 г. N 4 (л.д. 42-44), трудовым коллективом он не выбирался уполномоченным по охране труда. Следовательно, технический директор З. является не тем лицом, которое может установить нарушение правил охраны труда со стороны работника, влекущее его увольнение по п.п. "д" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Доводы жалобы ответчика о том, что З. фактически избран трудовым коллективом уполномоченным по охране труда, так как за более чем четырехлетний период никто не выдвигал требования о его замене, являются несостоятельными, поскольку доказательств об избрании З. трудовым коллективом уполномоченным по охране труда, в материалах дела не имеется, суду не представлено. То обстоятельство, что за более чем четырехлетний период никто не выдвигал требования о замене З., не имеет правового значения, поскольку таких требований и не могло быть предъявлено, с учетом того, что функции по охране труда на З. были возложены приказом Генерального директора ЗАО.

Доводы жалобы ответчика о завышенном размере компенсации морального вреда в сумме 7 000 рублей являются необоснованными. Размер денежной компенсации морального вреда определен судом с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для его определения. Оснований для иной оценки обстоятельств, учтенных судом при определении размера денежной компенсации морального вреда, взысканной судом в пользу Г., определения размера денежной компенсации морального вреда в иной сумме, судебная коллегия не усматривает.

Материалы дела исследованы судом полно и объективно, нормы материального права применены судом правильно, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения, не установлено.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда материалам дела, ответчик, по существу, настаивает на переоценке представленных в материалах дела доказательств, которые, по его мнению, подтверждают необоснованность иска Г. Переоценка доказательств выходит за пределы компетенции суда кассационной инстанции. Принимая во внимание вышеизложенное, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется. Доводы, приведенные в кассационной жалобе, не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения.

Правовых оснований к отмене решения суда, установленных требованиями ст. 362-364 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационную жалобу ЗАО ... на решение Индустриального районного суда г. Перми от 20 мая 2010 года оставить без удовлетворения.


Copyright © Logos-pravo.ru
При копировании гиперактивная ссылка "Logos-pravo.ru" обязательна.
 
Новое на сайте
 

Развод, раздел имущества супругов, дети, алименты

Уровень шума в квартире

Размер алиментов

Жалоба по КоАП РФ

Расселение аварийного дома

Иски в суд, ходатайства

       
Расчет госпошлины     |     Реквизиты для уплаты госпошлины в суд
     Студия «Граф» - создание сайтов