ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ НА САЙТЕ

Получить бесплатную юридическую консультацию вы можете у наших коллег в регионе вашего проживания, заполнив поле всплывающего окна в правом нижнем углу экрана, либо перейдя по ссылке. Также можно позвонить по телефону:

РУБРИКИ:

Автострахование

Административное право

Гражданское право, ГК РФ

Жилищные споры

Участие в долевом строительстве

Защита прав потребителей

Земельные споры

Семейные споры

Трудовые споры, пенсии

 
 
 
 

Судебная практика по трудовым спорам Омского облсуда

В нижеприведенном "Бюллетене судебной практики" дан анализ рассмотренным гражданским делам, по которым суд пришел к следующим выводам:

1) Неправильная оценка доказательств повлекла отмену решения;
2) По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе работодателя, бремя доказывания законности увольнения и соблюдения его порядка лежит на ответчике;
3) Неправильное установление срока обращения в суд и неуточнение требований истца повлекло отмену решения;
4) В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон;
5) Неправильное установление судом обстоятельств, послуживших основанием увольнения работника, привело к отмене решения;
6) Невыяснение причин отсутствия работника на работе и даты ознакомления с приказом повлекло отмену решения;
7) В нарушение ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон;
8) Увольнение работника по истечении периода временной нетрудоспособности в связи с сокращением численности работников организации является законным при соблюдении необходимых условий, предусмотренных ТК РФ;
9) Невыяснение судом обстоятельств, касающихся наличия вакантных должностей, которые мог занять работник, и преимущественного права оставления на работе, повлекло отмену решения суда;
10) Невыяснение судом членства в профсоюзе и квалификации уволенного работника повлекло отмену решения;
11) Решение суда, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене;
12) Трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного, грубого нарушения трудовой дисциплины при доказанности факта нарушения;
13) В процессе ликвидации предприятия работники могут быть уволены на основании ст. 81 п. 1 ТК РФ в любое время с соблюдением предусмотренных трудовым законодательством гарантий;
14) Непредоставление работодателем доказательств законности увольнения повлекло восстановление истца на работе;
15) Работник подлежит восстановлению на прежней работе и после признания предприятия Арбитражным судом банкротом, до исключения из Единого государственного реестра юридических лиц;
16) Орган, рассматривающий трудовой спор, должен проверить соответствие наложенного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка;
17) Работодатель имеет право досрочно расторгнуть трудовой договор при неудовлетворительном результате испытания;
18) Дисциплинарное расследование нарушений педагогическим работником образовательного учреждения норм профессионального поведения может быть проведено только по поступлению на него жалобы, поданной в письменной форме;
19) Дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка;
20) Общее собрание акционеров или совет директоров общества вправе расторгнуть трудовой договор с генеральным директором при отсутствии с его стороны каких-либо виновных действий;
21) При применении к работнику дисциплинарного взыскания работодатель должен соблюдать общие принципы юридической ответственности: справедливость, равенство, соразмерность, законность, гуманизм, вину;
22) Непредставление ответчиком доказательств отсутствия работника на работе без уважительных причин повлекло отмену решения;
23) Неправильное определение судом квалификации работника послужило причиной отмены судебного решения;
24) При прекращении трудового договора выплата всех причитающихся работнику платежей производится работодателем в день увольнения;
25) Отсутствие у работника больничного листа, если установлено, что невыход на работу был вызван болезнью, не является основанием для увольнения за прогул;
26) Смена собственника организации не является самостоятельным основанием к прекращению трудовых отношений;
27) Расчет компенсации за время вынужденного прогула производится в соответствии с требованиями ст. 139 ТК РФ;
28) Требования о восстановлении на работе и взыскании заработной платы не могут быть удовлетворены в случае пропуска срока на обращение в суд без уважительных причин;
29) Пропуск месячного срока на обращение в суд по спорам об увольнении является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований;
30) При наличии уважительных причин срок на обращение в суд с иском о защите нарушенных трудовых прав может быть восстановлен;
31) Граждане, уволенные с военной службы, вправе обратиться со своими требованиями в военный суд либо в суд общей юрисдикции;
32) Дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, рассматриваются мировым судом;
33) Нахождение на больничном представителя юридического лица необоснованно признано уважительной причиной пропуска срока на кассационное обжалование;
34) Согласно ст. 200 ГПК РФ суд может исправить описку или явную арифметическую ошибку;
35) В соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при признании иска ответчиком и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований


Вернуться к оглавлению обзора судебной практики:
Увольнение работника по статье 81 ТК РФ по инициативе
работодателя
. Судебная практика


ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

БЮЛЛЕТЕНЬ
судебной практики Омского областного суда
N 1(26), 2006

Под редакцией заместителя председателя Омского областного
суда В.К. Завражнова

СОДЕРЖАНИЕ

1. Судебная практика по трудовым спорам
1.1. Доказательства и доказывание
1.2. Расторжение трудового договора, восстановление на работе. Дисциплинарные взыскания
1.3. Компенсация за время вынужденного прогула
1.4. Срок исковой давности по трудовым спорам
1.5. Процессуальные вопросы
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации"page.php?id=846
2.1. Подведомственность и подсудность трудовых дел. Общие правила разрешения судами трудовых споров
2.2. Заключение трудового договора
2.3. Изменение трудового договора
2.4. Расторжение трудового договора по соглашению сторон (п. 1 ст. 77, ст. 78 ТК РФ), вследствие отказа работника от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора (п. 7 ст. 77 ТК РФ), по инициативе работника (п. 3 ст. 77, ст. 80 ТК РФ)
2.5. Гарантии работникам при расторжении трудового договора по инициативе работодателя
2.6. Расторжение трудового договора по инициативе работодателя (ст. 81 ТК РФ) и по п. 2 ст. 278 ТК РФ. Дисциплинарные взыскания
2.7. Заработная плата. Ежегодные дополнительные отпуска. Забастовка
2.8. Вынесение судами решений по трудовым спорам

1. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ТРУДОВЫМ СПОРАМ

1.1. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

Неправильная оценка доказательств повлекла отмену решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2912 от 25 августа 2004 г.

(извлечение)

П. обратилась с иском к филиалу "Сельский лесхоз" о снятии дисциплинарного взыскания в виде выговора, наложенного приказом от 6 апреля 2004 года за ненадлежащий контроль по исполнению должностных обязанностей лесной охраны в лесничестве. П. с приказом несогласна, т.к. акт натурального обследования с целью проведения санитарной рубки был составлен ею и согласован с директором в начале марта 2004 года. При проверке 5 апреля 2004 года на данном участке были выявлены нарушения, с которыми она согласна частично. Не смогла своевременно выявить нарушения сама из-за небольшого промежутка времени между произведенным отводом и проверкой. Кроме того, ее контролирующие функции заключаются в составлении акта освидетельствования при сдаче деляны по окончании срока действия лесобилета.

Представитель ответчика иск не признал, ссылаясь на то, что при проверке 5 апреля 2004 года было выявлено несоответствие фактических данных акту натурного обследования, составленному истицей. Отсутствовали деревья, поврежденные сибирским шелкопрядом, с сухими вершинами. Вырубка деревьев производилась без клеймения. В связи с чем был аннулирован лесорубочный билет. Отпуск древесины производился истицей. В нарушение должностной инструкции ею не был составлен акт о лесонарушении.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Удовлетворяя иск об отмене наложенного дисциплинарного взыскания, суд исходил из того, что на момент проверки 5 апреля 2004 года заготовка древесины не была закончена, срок ее окончания и вывозки леса указан в лесобилете - 1 июля 2004 года. Оформление истицей документов по отводу и отпуску древесины не является доказательством выполнения данных работ.

Вывод суда является несостоятельным, противоречащим материалам дела. Согласно должностной инструкции лесничий осуществляет государственный контроль за состоянием, использованием, охраной и защитой лесов в районе нахождения лесничества. Готовит заключение по вопросам отвода площадей лесного фонда, организует проведение работ по отводу, таксации и материально-денежной оценке лесосек. Контролирует соблюдение правил отпуска древесины на корню, правил рубок и других правил пользования лесом.

Из материалов дела следует, что истицей был составлен акт натурного обследования участка, составлена технологическая карта на разработку лесосеки, дано заключение о необходимости санитарной рубки, принята оплата за древесину, подписан наряд на проведение рубки и приняты исполненные работы.

При проведении контрольной проверки было установлено, что фактически на выделенном участке санитарной рубки не требовалось. Отвод действующим правилам не соответствует, денежная оценка срубленного леса неправильна. Срублена деловая древесина, больные деревья оставлены. Клеймение деревьев не производилось.

Необоснованны доводы истицы о том, что она не имела времени провести проверку, и ссылка на то, что обязанность проверки возникала у нее только при сдаче лесорубочного билета, срок действия которого истекал 1 июля 2004 года.

Истицей был подписан наряд на принятие исполненных работ 25 марта 2004 г. На 5 апреля 2004 года фактически было заготовлено большее количество в основном деловой древесины по цене дровяных деревьев, чем предусматривалось лесорубочным билетом.

Согласно должностной инструкции лесничий обязан осуществлять контроль за соблюдением правил отпуска древесины на корню.

Доказательств отсутствия возможности проверить, соблюдаются ли правила отпуска древесины, истицей не представлено.

Оснований не согласиться с выводами комиссионной проверки рубки древесины, изложенными в акте от 5 апреля 2004 года, нет.

Ранее П. подвергалась дисциплинарному взысканию, допущенные нарушения являются грубыми, поэтому подвергнута истица дисциплинарному взысканию обоснованно. Наложенное взыскание соответствует тяжести содеянного.

В связи с тем, что представления дополнительных доказательств не требуется, судебная коллегия отменила решение суда и вынесла новое решение, не передавая дело на рассмотрение районного суда. В удовлетворении иска отказала.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных
по инициативе работодателя, бремя доказывания законности
увольнения и соблюдения его порядка лежит на ответчике

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3979(04)

(извлечение)

А. обратился в суд с иском к предпринимателю Л. о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации за вынужденный прогул, денежной компенсации отпуска, компенсации морального вреда, оплате услуг представителя и взыскании индексации по ст. 134 ТК РФ.

В обоснование своих исковых требований указал, что К. работала у ИП Л. официантом, при трудоустройстве ответчик не оформил трудовой договор надлежащим образом, не зарегистрировал его в администрации округа. Истец приступила к работе с 3 августа 2003 года в должности официанта в кафе. Режим работы был посменный (две смены через двое суток). 28 декабря 2004 года подала заявление о прекращении трудовых отношений по п. 11 ст. 77 и ст. 80 ТК РФ. С 29 декабря 2003 года на работу не выходила. Впоследствии узнала, что была уволена за прогулы приказом от 29 декабря 2003 года.

Представитель истца А. уточнил исковые требования в части и просил суд взыскать компенсацию за вынужденный прогул, выходное пособие, компенсацию неиспользованного отпуска, произвести взыскание денежных средств по иску с учетом индексации на момент исполнения решения согласно ст. 134 ТК РФ, а также заявил дополнительные требования о взыскании с ответчика оплаты работы в выходные дни согласно графикам выхода на работу в двойном размере.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе работодателя, бремя доказывания законности увольнения и соблюдения его порядка лежит на ответчике.

Исследовав представленные сторонами доказательства и установив, что работодателем был нарушен порядок увольнения истицы с работы, суд в соответствии с требованиями ст. 394 ТК РФ пришел к правильному выводу о незаконности увольнения истицы.

Также правильным является вывод суда об отсутствии оснований для изменения формулировки увольнения по п. 11 ст. 77 ТК РФ, поскольку нарушения, допущенные работодателем при заключении трудового договора с К., не исключали возможности продолжения ее работы в качестве официанта по достижению совершеннолетия. Такие нарушения, как неперечисление ответчиком взносов в пенсионный фонд и фонд социального страхования, основанием для увольнения по п. 11 ст. 77 ТК РФ служить не могут. Кроме того, судом установлено, что данные недостатки были устранены ответчиком в результате вмешательства прокуратуры.

Вместе с тем в силу требований ст. 394 ТК РФ, если у истца отсутствует желание восстановиться на прежней работе, суд, признавая увольнение незаконным, должен изменить формулировку на увольнение по собственному желанию, а также решить вопрос об оплате за все время вынужденного прогула и денежной компенсации работнику морального вреда, причиненного указанными действиями.

Таким образом, суд, удовлетворив требования истицы о признании незаконным увольнения и взыскав компенсацию морального вреда, не изменил формулировку на увольнение по собственному желанию и необоснованно отказал в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также отпускных за период со дня увольнения до дня вынесения данного решения.

Суд не нашел оснований для признания причин пропуска для обращения в суд с требованиями об оплате работы в выходные дни уважительными и отказал в их удовлетворении в связи с пропуском срока для обращения в суд, однако при этом не выяснил, в связи с чем истицей пропущен срок исковой давности.

Поскольку суд не выяснил все юридически значимые обстоятельства, дал неправильное толкование закону, не применил в должной мере норму права, подлежащую применению, решение суда не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем подлежит отмене.

Неправильное установление срока обращения в суд
и неуточнение требований истца повлекло отмену решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-4009(2004)

(извлечение)

Р. обратился в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что 10 июня 2003 года был принят на работу в ООО в соответствии с приказом от 10 июня 2003 года на должность исполняющего обязанности главного инженера. Заработная плата не выплачивалась в полном объеме, а 24 июня 2003 года директор не допустил его к работе. До настоящего времени он находится в вынужденном прогуле. Приказ об его увольнении не издавался и не доводился до его сведения. Просил удовлетворить его требования, а также восстановить срок для обращения в суд.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе, суд указал только на пропуск истцом срока обращения в суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как видно из материалов дела, истцу не была вручена копия приказа об увольнении, а трудовую книжку с его слов у него не взял работодатель. Суд ошибочно посчитал, что срок необходимо исчислять с 24 июня 2003 года, хотя в судебном заседании не установлена дата вручения копии приказа об увольнении.

Более того, суду необходимо было уточнить требования истца, поскольку он не представил доказательств его увольнения. Усматривается, что имело место отстранение истца от работы, а в этом случае - другой предмет исковых требований и иной порядок исчисления сроков.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых
условий для всестороннего и полного исследования
обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по
делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2625(04)

(извлечение)

К. обратился в суд с иском к ОПХ, указав, что работает в отделении ОПХ трактористом. С 1 июля 2003 года по декабрь 2003 года ему к заработной плате не начислялись надбавки за классность, непрерывный стаж работы и премия в размере 40%. Просил взыскать с ответчика невыплаченные надбавки.

Представитель ответчика М. иск не признала, ссылаясь на то, что согласно приказу от 29 августа 2003 года К. был подвергнут административному наказанию в виде выговора, в связи с чем надбавки и премии к заработной плате ему не выплачивались в течение календарного года.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

Удовлетворяя требования истца, суд сослался на то, что приказ о применении к К. дисциплинарного взыскания был издан спустя месяц после его обнаружения, следовательно, дисциплинарное взыскание было определено истцу незаконно.

23 июля 2003 года в ходе проведения контрольной закупки дизельного топлива представителями ГОВД были задержаны механизаторы отделения К. и Ш. Приказом N 331-к от 29 августа 2003 года к К. было применено административное взыскание в виде выговора, при этом основанием для издания приказа явились докладная записка управляющего отделения Д. от 2 августа 2003 года, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 2 августа 2003 года и объяснительная записка К.

По смыслу ст. 193 ТК РФ в настоящее время допускается привлечение к дисциплинарной ответственности в иные сроки, нежели раньше. Если с момента обнаружения проступка непосредственным руководителем работника либо иным представителем работодателя (речь идет о лицах, наделенных соответствующими полномочиями) прошло не более одного календарного месяца, то взыскание может быть наложено (о порядке исчисления сроков см. ст. 14 ТК). Если же работодатель не знал о проступке, но узнает в течение 6 месяцев со дня совершения проступка, то взыскание также может быть наложено. При исчислении шестимесячного срока время нахождения в отпуске, равно как время болезни, не прерывает течения срока. По особым правилам исчисляется срок для применения меры дисциплинарного взыскания по результатам ревизии, аудиторской проверки или проверки финансово-хозяйственной деятельности - взыскание может быть наложено не позднее 2 лет со дня совершения проступка. Ни в 6-месячный срок, ни в 2-летний срок время производства по уголовному делу не включается (п. 39 постановления Пленума Верховного Суда N 16).

Принимая во внимание изложенное, суду при разрешении заявленных требований надлежит истребовать материалы из ГОВД в отношении К., выяснить, когда непосредственному руководителю истца стало известно о совершенном К. проступке.

В случае законного и обоснованного применения к истцу дисциплинарного взыскания суду надлежит учесть, что в силу ст. 194 ТК РФ до снятия или погашения дисциплинарного взыскания меры поощрения, предусмотренные в ст. 191 ТК РФ, и другие меры поощрения, предусмотренные внутренними актами работодателя, к работнику не применяются. В случае незаконного и необоснованного применения к истцу дисциплинарного взыскания суду надлежит проверить обоснованность требуемых истцом сумм, обязать стороны представить суду расчеты требуемых и оспариваемых сумм, в случае непредставления разъяснить сторонам положения ст. 12 ГПК РФ и, в частности, последствия совершения или несовершения процессуальных действий.

Неправильное установление судом обстоятельств, послуживших
основанием увольнения работника, привело к отмене решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-1248 от 7 апреля 2004 г.

(извлечение)

Л. обратился в суд с иском о восстановлении на работе к ЗАО, указав, что с 1993 года работал у ответчика заведующим нефтебазой. 15 декабря 2003 года на базе была проведена инвентаризация, которая выявила излишки бензина и дизельного топлива, а также недостачу дизельного масла. 24 и 26 декабря 2003 года ему объявили выговоры, о которых он узнал позже, а 30 декабря 2003 года трудовой договор с ним был расторгнут по п. 5 ст. 81 ТК РФ в связи с систематическим неисполнением трудовых обязанностей. 31 декабря 2003 года указанный приказ был изменен, и его увольнение было произведено по п. 7 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой к нему доверия со стороны администрации хозяйства. Считает увольнение незаконным. Просил восстановить его на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, отменить приказы о наложении на него взысканий в виде выговоров 24 и 26 декабря 2003 года.

Представители ЗАО иск не признали, ссылаясь на обоснованность и законность увольнения истца.

Суд отказал Л. в удовлетворении иска.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с п. 7 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 1995 года N 9 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения лежит на ответчике.

Отказывая в удовлетворении иска Л., суд сослался на то, что в судебном заседании установлены обстоятельства, дающие основания признать действия истца по нецелевому расходованию выданных ему в подотчет денежных средств для приобретения ГСМ виновными, совершенными вопреки требованиям должностной инструкции заведующего нефтебазой и Правилам внутреннего трудового распорядка ЗАО, поскольку деятельность истца была сопряжена с непосредственным обслуживанием денежных и товарных ценностей работодателя.

С данным выводом суда коллегия не может согласиться, поскольку из материалов дела следует, что Л. был уволен приказом от 31 декабря 2003 года с 30 декабря 2003 года за существенные недостатки в работе, а именно за излишки бензина, дизтоплива, недостачу дизмасла и значительный перерасход электроэнергии.

Суд же в решении сослался на обстоятельства, установленные ответчиком уже после увольнения Л., которые не были положены в основу увольнения истца, и, в частности, на промежуточные акты проверки материальных отчетов заведующего нефтебазой Л. от 10 февраля 2004 года и акт документальной ревизии от 25 февраля 2004 года.

Судом не установлены также обстоятельства, при которых Л. был допущен значительный перерасход электроэнергии, вина истца в перерасходе электроэнергии.

Принимая во внимание изложенное, суду при разрешении заявленных требований Л. следовало установить обстоятельства и наличие либо отсутствие вины истца в образовании излишков бензина, дизтоплива и недостачи дизельного масла на основании акта о снятии остатков ГСМ от 15 декабря 2003 года, обстоятельства и наличие либо отсутствие вины Л. в перерасходе электроэнергии.

При этом следовало учитывать, что приказом от 26 декабря 2003 года к Л. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за перерасход электроэнергии на нефтебазе, и в соответствии со ст. 193 ТК РФ за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Суду надлежало проверить доводы Л. о том, что с ним не заключался договор о полной материальной ответственности, поскольку в материалах дела имеется типовой договор о полной индивидуальной материальной ответственности между генеральным директором ЗАО и Л., но без подписи последнего.

Необходимо было проверить доводы Л. о том, что его не знакомили с должностными обязанностями заведующего нефтебазой, для чего обязать ответчика представить доказательства ознакомления истца с должностными обязанностями заведующего нефтебазой.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Невыяснение причин отсутствия работника на работе и даты
ознакомления с приказом повлекло отмену решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2145 от 7 июля 2004 г.

(извлечение)

Ч. обратился с иском к ОМУП о восстановлении на работе, возложении обязанности на ответчика произвести оплату больничного листа и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указал, что в ОМУП "Автоколонна N 1" работал с 14 ноября 2002 года водителем на рейсовом автобусе. Приказом от 3 ноября 2003 года уволен по пп. "А" п. 6 ст. 81 ТК РФ. Увольнение считает незаконным, поскольку работает по утвержденному графику на каждый месяц. 31 октября 2003 года, отработав смену, ушел домой. С графиком работы на ноябрь 2003 года ознакомлен не был. Первого и второго ноября 2003 года болел. 3 ноября 2003 года его мать вызвала скорую помощь. 4 ноября 2003 года пришел участковый врач и выдал больничный лист с 4 по 10 ноября 2003 года. 11 ноября он был госпитализирован. По 9 марта 2003 г. находился на стационарном лечении. 10 марта, придя на предприятие, узнал от начальника автоколонны К., что уволен.

Представитель ответчика просила отказать в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском месячного срока для обращения в суд с иском о восстановлении на работе. Ч. узнал о том, что уволен за прогулы 4 ноября 2003 года, от ознакомления с приказом об увольнении и получения трудовой книжки отказался, и, следовательно, срок исковой давности для него начинает течь с этого дня.

Отказывая Ч. в удовлетворении требований о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула, суд сослался на то, что иск удовлетворению не подлежит по причине пропуска установленного законом срока для обращения в суд. При этом суд признал установленным факт ознакомления Ч. с приказом об увольнении 4 ноября 2003 года.

Отменяя решение, Судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с положениями ст. ст. 195, 196, 198 ГПК РФ решение суда будет считаться обоснованным только в том случае, если суд выяснит все юридически значимые для дела факты, если каждый факт установит с достоверностью, сделает правильный вывод о взаимоотношениях сторон на основании фактических обстоятельств по делу. В основу решения суда должен быть положен вывод, логически вытекающий из всех фактов в совокупности, проверенных, исследованных и установленных в судебном заседании.

В судебном заседании установлено, что, действительно, 4 ноября 2003 года Ч. прошел контроль трезвости, установивший у него отклонения здоровья от нормы, был ознакомлен с докладной, содержащей предложение начальника автоколонны К. об увольнении Ч. в связи с прогулами, однако роспись Ч. об ознакомлении с приказом об увольнении с ноября 2003 года поставлена только 26 марта 2004 года. Суд пришел к выводу о том, что Ч. отказался ознакомиться с названным приказом и получить трудовую книжку только на основании представленного ответчиком акта от 4 ноября 2003 года, подвергнув сомнению пояснения представителя истца о том, что истец с данным приказом в ноябре 2003 года ознакомлен не был. Истец по указанному факту судом не опрошен. Вместе с тем сама по себе докладная не свидетельствует о том, что увольнение в любом случае будет произведено. В соответствии со ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка работодатель имеет право применить различные виды дисциплинарных взысканий, а не только увольнение, в связи с чем подпись работника на докладной не может служить доказательством факта ознакомления его с приказом об его увольнении.

В соответствии с положениями ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания с целью выяснения всех обстоятельств совершения дисциплинарного проступка, а также степени вины работника, совершившего проступок, руководитель организации обязан затребовать от него письменное объяснение.

Письменное объяснение Ч. о причинах невыхода на работу отсутствует. При этом суд признал состоятельным довод ответчика о том, что Ч. от дачи объяснений в письменной форме отказался, доказательств, свидетельствующих об уважительности причины прогулов, не представил.

Вместе с тем суду представлена копия карты вызова МУЗ "Станция скорой медицинской помощи", согласно которой 3 ноября 2003 года Ч. на дому оказывалась медицинская помощь в связи с обострением имевшегося у него заболевания. При этом медицинскими работниками установлен факт ухудшения состояния его здоровья примерно за неделю до вызова.

Из протокола Контроля трезвости от 4 ноября 2003 года следует, что исследование проводилось при помощи индикаторной трубки, при вдыхании в которую изменился цвет регента, проба Раппопорта - резко положительная. Однако при этом суд не принял во внимание и иные записи в протоколе: при освидетельствовании у Ч. обнаружено повышение температуры тела - 37,40 град. С, повышенное давление, отсутствие запаха алкоголя.

4 ноября 2003 года в связи с обострением заболевания Ч. выдан больничный лист, 11 ноября он был госпитализирован в стационар, где находился до 10 марта 2004 года. 9 марта 2004 года Бюро медико-социальной экспертизы установлена вторая группа инвалидности в связи с этим же заболеванием.

Указанные обстоятельства подтверждают доводы представителя Ч. о его заболевании и нетрудоспособности в период с 1 по 4 ноября 2003 года.

При наличии температуры тела, повышенного давления, свидетельствующих о наличии заболевания, водитель не мог медицинскими работниками быть выпущен в рейс. В связи с чем довод представителя ответчика о том, что Ч. в эти дни были совершены прогулы, следовало подвергнуть сомнению.

В случае определенных сомнений суд вправе был опросить лечащих врачей Ч., а также медицинских работников, проводивших его освидетельствование по месту работы 4 ноября 2004 года, с целью выяснения, какие именно лекарства принимались им в эти дни; могла ли индикаторная трубка изменить цвет в результате приема им определенных лекарственных препаратов; свидетельствует ли отсутствие запаха алкоголя о том, что он не употреблял алкогольные напитки.

Кроме того, при наличии доказательств, свидетельствующих о болезни Ч. с 1 по 4 ноября 2003 года, оказании ему в этот период медицинской помощи, отсутствии у него мотива для сокрытия причины невыхода на работу в связи с болезнью, у суда имелись основания критически отнестись к пояснениям представителя ответчика о том, что Ч. отказался от дачи письменных объяснений и был ознакомлен с приказом об увольнении. Наоборот, вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что работодатель в нарушение требований ст. 192 ТК РФ не выяснил, чем именно вызвано отсутствие работника на работе, имеется ли его вина в нарушении трудовой дисциплины, является ли его невыход на работу дисциплинарным проступком.

В нарушение ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых
условий для всестороннего и полного исследования
обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по
делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2526(04)

(извлечение)

Я. обратилась в суд с иском к Д. о восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, разницы между средним заработком и начисленной заработной платой, компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что приказом N 36-а от 10 июня 2003 года она была уволена в связи с сокращением численности (штата работников) с 11 июня 2003 года. Фактически сокращения численности не было. Решением районного суда г. Омска она была восстановлена на работе с 4 ноября 2003 года. Руководителем предприятия был издан приказ N 12-а от 27 января 2003 года о восстановлении ее на работе с 23 января 2003 года, чем был прерван ее трудовой стаж. Кроме того, ей не была предоставлена работа, более того, рабочее место выделено на базе экспедиции, где располагаются технические службы, буровые подразделения и транспорт предприятия. Без согласования с профкомом руководитель сократил ее должность и изменил штатное расписание, другой работы ей не было предложено, за исключением дворника. Также не было получено согласие на ее увольнение КТС, членом которой она является, тем самым нарушены положения коллективного трудового договора. Просила признать незаконным приказ о ее восстановлении на работе, т.к. он не соответствует решению суда, внести исправления в трудовую книжку в записи о восстановлении на работе, признать незаконным ее повторное увольнение с 11 июня 2003 года и вновь восстановить ее на работе. Также Я. просила взыскать средний заработок, рассчитанный по первому увольнению, так как ей после восстановления выплачивался только оклад и фактически работу ей не предоставляли. Также просила взыскать моральный вред, возместить ей материальный ущерб, который ей был причинен в виде невыплаченной компенсации за первый месяц трудоустройства при увольнении по сокращению штатов, невыплаченной заработной платы за работу в выходные дни на полевых работах за июль - август 2002 года, а также расходов за тот же период по сотовому (личному) телефону, использованному на производственные нужды.

Судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

В соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Для правильного рассмотрения дела суду необходимо было возложить на ответчика обязанность предоставления доказательств: действительно ли было сокращение численности или штата работников организации, что доказывается сравнением старой и новой численности штата работников; в связи с чем была вызвана необходимость проведения сокращения численности (штата работников); соблюдено ли преимущественное право, предусмотренное ст. 179 ТК, на оставление на работе в первую очередь работников по их деловым качествам, а при равных деловых качествах лицам, указанным в ч. 2 ст. 179 ТК; предпринимались ли попытки работодателя трудоустроить намеченного к увольнению работника с его согласия в данной организации на иную имеющуюся вакантную работу, должность, либо он отказался от трудоустройства, либо в организации нет соответствующей работы; был ли работник письменно под расписку предупрежден за два месяца о предстоящем увольнении; предварительно запросил ли работодатель мнение профкома о намечаемом увольнении работника - члена профсоюза в соответствии со ст. 373 Кодекса.

Суду надлежало выяснить, где конкретно работала истица, какую работу выполняла, восстановлена ли на то же место работы, с которого была ранее уволена.

Суд должен определить, с какого дня была предупреждена истица о предстоящем сокращении, и выяснить, имелись ли в этот период вакантные должности.

Согласно ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.

Порядок исчисления заработной платы устанавливается ст. 139 ТК РФ, где говорится, что при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты.

1.2. РАСТОРЖЕНИЕ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА, ВОССТАНОВЛЕНИЕ
НА РАБОТЕ. ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ВЗЫСКАНИЯ

Увольнение работника по истечении периода временной
нетрудоспособности в связи с сокращением численности
работников организации является законным при соблюдении
необходимых условий, предусмотренных ТК РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда от 25 мая 2005 г. N 33-1591(05)

(извлечение)

П. обратилась с иском о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула и возмещении морального вреда, просила возместить расходы на оплату услуг представителя. В обоснование заявленных требований указала, что с 1969 года работала в КБ ПО "Полет" инженером-конструктором II категории. В период временной нетрудоспособности 15 июня 2004 года была уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ. 30 июня 2004 года ответчик отменил приказ об увольнении. 26 июля 2004 года ответчик вновь произвел увольнение по п. 2 ст. 81 ТК РФ. Истица указала, что должность, которую она занимала, не сокращена, сокращена штатная единица конструктора II категории, ответчик не предупредил ее о предстоящем сокращении должности инженера-конструктора II категории и ненадлежащим образом предупредил о сокращении должности конструктора II категории, не предложил перевод на все имеющиеся вакантные должности, не учел ее преимущественное право на оставление на работе. Истица указала, что незаконным увольнением ответчик причинил ей нравственные и физические страдания, ухудшилось состояние здоровья. В период судебного разбирательства обратилась с дополнительными исковыми требованиями: просила признать незаконным ее перевод с должности инженера-конструктора II категории на должность конструктора II категории, произведенный без ее согласия 1 декабря 1995 года, взыскать за период с 1 декабря 1995 года разницу в должностных окладах.

Суд первой инстанции исковые требования П. удовлетворил частично. В восстановлении П. пропущенного срока обращения с иском в суд, об отмене перевода на должность конструктора II категории с 1 декабря 1995 года, взыскании разницы в заработной плате отказал. Восстановил П. на работе конструктором II категории с 26 июля 2004 года. Взыскал с ФГУП ПО "Полет" в пользу П. оплату вынужденного прогула, возмещение морального вреда, возмещение расходов на оплату услуг представителя, государственную пошлину в доход местного бюджета. В остальной части иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, решение районного суда отменила, дело направила в тот же районный суд на новое рассмотрение.

Суд первой инстанции, придя к выводу об удовлетворении требований истицы о восстановлении на работе, мотивировал его следующим образом: ответчик не предложил истице работу для перевода; не предупредил истицу об увольнении не менее чем за два месяца; произвел увольнение без мотивированного мнения профсоюзного выборного органа; не учел преимущественное право П. на оставление на работе. Данные выводы суда являются преждевременными.

Согласно п. 2 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Увольнение по основаниям, указанным в п. 2 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу.

Не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности.

В соответствии с ч. 2 ст. 82 ТК РФ увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по п. 2 ст. 81 ТК РФ производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации.

Согласно ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников организации преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под расписку не менее чем за два месяца до увольнения.

В соответствии с приказом N 103 от 12 марта 2004 года сокращена должность конструктора II категории, которую занимала П. С данным приказом истица была ознакомлена под расписку в соответствии со ст. 180 ТК РФ 12 апреля 2004 года.

15 июня 2004 года П. была уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ, однако в связи с временной нетрудоспособностью истицы данный приказ был отменен приказом N 157/к.

В соответствии с приказом N 248 от 29 июня 2004 года (в редакции приказа N 249 от 30 июля 2004 года) приказ N 103 "О сокращении рабочих мест" от 12 марта 2004 года отменен в части увольнения П. с 15 июня 2004 года, приказано произвести увольнение истицы после окончания периода временной нетрудоспособности. Суд не учел, что приказ о сокращении рабочих мест фактически не отменялся, была изменена лишь дата увольнения истицы.

В соответствии со ст. ст. 81, 180 ТК РФ 12 апреля 2004 года П. были предложены вакантные должности и рабочие места. 26 июля 2004 года П. были повторно предложены вакантные должности и рабочие места.

Профсоюзным комитетом КБ было дано мотивированное согласие в отношении приказа от 12 марта 2004 года N 103 и в отношении увольнения П. Однако в связи с наступлением у П. периода временной нетрудоспособности увольнение не состоялось. Поскольку в соответствии со ст. 373 ТК РФ работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного профсоюзного органа, 26 июля 2004 года в соответствии со ст. 82 ТК РФ состоялось повторное заседание профсоюзного комитета, дано мотивированное мнение выборного профсоюзного органа, согласно которому действующее трудовое законодательство работодателем при расторжении трудового договора с П. не нарушено.

Невыяснение судом обстоятельств, касающихся наличия
вакантных должностей, которые мог занять работник,
и преимущественного права оставления на работе,
повлекло отмену решения суда

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-140(04)

(извлечение)

Р. обратился с иском к ОАО АК о восстановлении на работе, указывая в обоснование требований, что работает в компании с 1997 года. Приказом директора филиала от 3 марта 2003 года был уволен со своей должности начальника отдела кадров филиала ОАО АК по ст. 81 п. 2 ТК РФ по сокращению численности или штата работников. С названным приказом не согласен, поскольку ему не были предложены имеющиеся вакантные должности помощника директора филиала ОАО АК по режиму и экономической безопасности, начальника отдела подбора и развития персонала департамента управления персоналом ОАО АК, начальника отдела управления персоналом филиала ОАО АК, ведущего специалиста. Кроме того, ему не были предложены все вакантные должности в других структурных подразделениях ОАО АК. Просил суд восстановить его на работе и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

Отказывая Р. в удовлетворении исковых требований, суд указал, что увольнение истца произведено в соответствии с требованиями ТК РФ, а также что он вправе претендовать на имеющиеся вакантные должности при сокращении численности или штата работников лишь в рамках штатного расписания филиала.

Однако судом не было учтено следующее.

В соответствии со ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников организации преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Согласно ч. 1 ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника.

По смыслу п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 года N 16 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" под другой работой в указанном случае понимается предоставление работнику вакантной должности (работы), как соответствующей той, которую он занимал до увольнения, так и вакантной нижестоящей должности (нижеоплачиваемой работы), которую он может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

В силу ст. 20 ТК РФ работодатель - физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником.

Суд не выяснил, имелись ли вакантные должности (работы) в других структурных подразделениях ОАО АК, как соответствующие той, которую истец занимал до увольнения, так и вакантные нижестоящие должности (нижеоплачиваемой работы), а также не выяснил вопрос о преимущественном праве на оставление истца на работе.

Имеются сведения о полученном истцом в ОАО АК трудовом увечье.

При таких обстоятельствах решение не может быть признано законным и подлежит отмене.

Невыяснение судом членства в профсоюзе и квалификации
уволенного работника повлекло отмену решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-105(04)

(извлечение)

Ш. обратилась в суд с заявлением к муниципальному образовательному учреждению, указывая на то, что 16 апреля 2003 года уволена с должности воспитателя ясельной группы детского сада в связи с сокращением штата работников. Считает, что при увольнении не было учтено преимущественное право на оставление на работе, длительный стаж работы, предпенсионный возраст. Утверждала, что приказ о сокращении и трудовая книжка ответчиком не вручены, необходимые документы в службу занятости не представлены. Просила признать незаконным увольнение по сокращению штатов, восстановить на работе и оплатить время вынужденного прогула.

Представитель ответчика Х. исковые требования Ш. не признала, пояснив, что в связи со снижением количества посещаемости дошкольных учреждений Комитет по образованию администрации района обязал муниципальное образовательное учреждение сократить с февраля 2003 года воспитателей детских садов. При сокращении штатов работников дошкольных учреждений преимущественное право на оставление на работе предоставлялось работникам с более высокой квалификацией. Предпочтение отдавалось семейным - при наличии иждивенцев, работникам, повышающим свою квалификацию без отрыва от производства. По кандидатуре Ш. учитывалось, что специального профессионального образования не имеет, иждивенцы отсутствуют. При сокращении была предложена другая работа - помощником воспитателя детского сада, вахтером школы и учебного центра, сторожем дошкольного учреждения. Сославшись на меньший заработок, истица от предложенных вакансий отказалась. Для получения трудовой книжки не явилась, копии приказов о расторжении трудовых договоров не подписала.

Судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. По данной категории дел бремя по предоставлению доказательств, подтверждающих законность увольнения и соблюдение порядка увольнения, возлагается на ответчика.

В силу ч. ч. 1, 2 ст. 82 ТК РФ при принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в соответствии с п. 2 ст. 81 ТК работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом выборному профсоюзному органу данной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по п. 2, подп. "б" п. 3 и п. 5 ст. 81 ТК производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации в соответствии со статьей 373 ТК.

В соответствии с ч. ч. 1, 2, 5 ст. 373 ТК РФ при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с п. 2, подп. "б" п. 3 и п. 5 ст. 81 Трудового Кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в соответствующий выборный профсоюзный орган данной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения. Выборный профсоюзный орган в течение семи рабочих дней со дня получения проекта приказа и копий документов рассматривает этот вопрос и направляет работодателю свое мотивированное мнение в письменной форме. Мнение, не представленное в семидневный срок, или немотивированное мнение работодателем не учитывается.

Работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного профсоюзного органа.

Суду следовало выяснить юридически значимый факт - являлась ли истица на момент увольнения членом профсоюзной организации.

Суд, отказывая в иске, не учел, что при увольнении работника по п. 2 ст. 81 ТК РФ, являющегося членом профессионального союза, работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом выборному профсоюзному органу данной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий, а затем (после проведения соответствующих мероприятий) направить в соответствующий выборный профсоюзный орган данной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения. При этом нужно иметь в виду, что срок действия мотивированного мнения выборного профсоюзного органа не должен превышать одного месяца. Если данный срок пропущен, то работодатель должен повторно обратиться в вышеназванный орган.

При равной производительности труда, квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в данной организации трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

Суд пришел к выводу, что уровень квалификации и педагогической подготовки у Ш. ниже, чем у остальных воспитателей детского сада. Однако суд не выяснил, какое именно образование у других воспитателей (педагогическое или иное). При этом надо иметь в виду, что о более высокой квалификации свидетельствует наличие образования по специальности, т.е. наличие педагогического образования.

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 394, ч. 3 ст. 139 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Решение суда, постановленное с нарушением норм
материального и процессуального права, не может быть
признано законным и обоснованным и подлежит отмене

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-73(04)

(извлечение)

Истцы обратились в суд с иском к индивидуальному предпринимателю П. о восстановлении на работе, указывая на то, что состояли с ответчиком в трудовых отношениях, в конце августа 2002 года ответчик перестал допускать их к работе и выплачивать заработную плату, заявив, что они уволены, не ознакомив с приказом об увольнении.

Судом в удовлетворении иска отказано.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Согласно ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными, работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в его пользу указанных выше компенсаций.

По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В соответствии с п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 16 от 22 декабря 1992 года с последующими изменениями и дополнениями от 15 января 1998 года N 1 работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. При невозможности восстановления его на прежней работе вследствие ликвидации предприятия, учреждения, организации, суд признает увольнение неправильным, обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации предприятия, учреждения, организации, а в надлежащих случаях - правопреемника выплатить ему средний заработок за время вынужденного прогула.

Установив факт незаконного увольнения и отказывая в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе в связи с прекращением деятельности индивидуального предпринимателя, суд не учел вышеуказанное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, в нарушение требований ст. 12 ГПК РФ не разъяснил истцам право на возможность по их усмотрению предъявления требований об изменении формулировки увольнения либо требования о взыскании денежных сумм.

В нарушение положений ст. 394 ТК РФ суд ограничил период вынужденного прогула до момента прекращения ответчиком предпринимательской деятельности, в то время как такие ограничения законом не предусмотрены.

Определяя размер заработной платы, подлежащей взысканию, суд обоснованно сослался на ст. 139 ТК РФ, определяющую порядок ее исчисления, однако вопреки требованиям ст. 198 ГПК РФ в обоснование своих выводов не привел полный расчет среднедневного заработка и заработка за время вынужденного прогула.

Истцы в судебном заседании оспаривали размер заработной платы, представленный ответчиком, с учетом этого суду надлежало полно и всесторонне проверить их доводы, предложить представить доказательства в их обоснование, в случае необходимости оказать содействие в их истребовании.

Решение суда, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Трудовой договор может быть расторгнут работодателем
в случае однократного, грубого нарушения трудовой
дисциплины при доказанности факта нарушения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3332 от 6 октября 2004 г.

(извлечение)

В. обратился в суд с иском к ОАО о восстановлении на работе в должности контролера охраны, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что 4 марта 2004 года приказом был уволен по подп. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения, с приказом был ознакомлен 7 марта 2004 года. Считает приказ незаконным, так как в состоянии опьянения не находился, а в связи с известием о смерти родственника употребил по 10 - 15 капель настойки валерьяны и корвалола.

Судом в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В соответствии с подп. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в том числе появления на работе в состоянии алкогольного опьянения. Отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, суд признал установленным, что он находился в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте.

Однако данный вывод суда не основан на материалах дела.

В представленной в суд постовой ведомости и табеле учета рабочего времени нарушений со стороны истца не отражено.

Согласно п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом. В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Судебная коллегия полагает, что ответчиком не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что истец находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем требования истца о восстановлении на работе подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

В процессе ликвидации предприятия работники могут быть
уволены на основании ст. 81 п. 1 ТК РФ в любое время
с соблюдением предусмотренных трудовым законодательством
гарантий

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3046 от 1 сентября 2004 г.

(извлечение)

С. обратился с иском к МУП "Комбинат здоровья" о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании задолженности по зарплате, указывая, что работал в должности юрисконсульта на 0,5 ставки. Был уволен приказом по ст. 81 п. 1 ТК РФ в связи с ликвидацией предприятия. Считает увольнение незаконным, т.к. ликвидация предприятия не произведена. На момент увольнения ему не выплачена задолженность по зарплате. Просил восстановить его на работе, взыскать зарплату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, задолженность по зарплате.

Судебная коллегия полагает, что решение суда в части иска о восстановлении на работе подлежит отмене.

В соответствии со ст. 81 п. 1 ТК РФ ликвидация предприятия является основанием к расторжению трудового договора по инициативе администрации.

Из материалов дела следует, что истец работал в должности юрисконсульта на 0,5 ставки. Был уволен приказом по ст. 81 п. 1 ТК РФ в связи с ликвидацией предприятия.

Удовлетворяя иск о восстановлении на работе, суд указал, что ликвидация предприятия не завершена, поэтому оснований к увольнению по данному основанию не имелось.

Данный вывод на законе не основан.

В соответствии со ст. ст. 61, 65 ГК РФ юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут быть ликвидированы по решению суда вследствие признания его несостоятельным (банкротом). Признание юридического лица банкротом влечет его ликвидацию.

Решением Арбитражного суда Омской области МУП "Комбинат здоровья" признано банкротом, введено конкурсное производство на срок 12 месяцев. Таким образом, предприятие находится в стадии ликвидации.

В процессе ликвидации работники предприятия могут быть уволены на основании ст. 81 п. 1 ТК РФ в любое время с соблюдением предусмотренных трудовым законодательством гарантий. Вывод суда о том, что увольнение может последовать только после окончания ликвидации, на законе не основан.

Суду следует проверить соблюдение процедуры увольнения, после чего постановить решение.

Непредоставление работодателем доказательств законности
увольнения повлекло восстановление истца на работе

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3047 от 1 сентября 2004 г.

(извлечение)

Л. обратился в суд с иском к ООО РСУ об изменении формулировки увольнения, обязанности произвести расчет за неиспользованный отпуск, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работал в ООО РСУ с 12 ноября 2003 года. Приказом от 28 апреля 2004 года был уволен с должности прораба 5 марта 2004 года по п. 6 подп. "а" ст. 81 ТК РФ за прогул. Считает увольнение незаконным, так как в связи с отсутствием в организации объема работ в марте - апреле 2004 года директор В. предложил написать заявление о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы с 12 марта 2004 года. Такое заявление было написано, однако 20 мая 2004 года по почте получил трудовую книжку с записью об увольнении за прогул.

Просил изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию, обязать ООО РСУ произвести расчет за неиспользованный отпуск, оплатить вынужденный прогул, взыскать компенсацию морального вреда.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Согласно п. 6 подп. "а" ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

На основании приказа N 23 от 28 апреля 2004 года Л. был уволен с 5 марта 2004 года с должности прораба по п. 6 подп. "а" ст. 81 ТК РФ (за прогулы).

Истец в судебном заседании пояснил, что в марте - апреле 2004 года в ООО РСУ не было работы и работники вызывались на работу при наличии объемов работ. Он выполнял свои обязанности, искал объемы работ, работал на объектах РСУ.

Доводы истца подтверждаются: счетом-фактурой N 7 от 9 апреля 2004 года за выполненные работы по договору с ООО РСУ, актом приемки выполненных работ за апрель 2004 года, показаниями свидетелей М., А.

Доказательств, бесспорно опровергающих доводы истца, ответчиком суду не представлено.

Суд правильно установил юридически значимые обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам и обоснованно пришел к выводу о том, что ответчик законность увольнения Л. по п. 6 подп. "а" ст. 81 ТК РФ не доказал.

Согласно ч. 5 ст. 394 ТК РФ в случае признания формулировки причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Поскольку истец просил изменить формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию и дату увольнения с 5 марта 2004 года на 28 апреля 2004 года, то суд обоснованно удовлетворил его требования.

Суд обоснованно в соответствии с ч. 7 ст. 394 ТК РФ взыскал с ответчика в пользу истца возмещение морального вреда.

Что касается решения суда в части выплаты Л. компенсации за неиспользованный отпуск за время работы с 12 ноября 2003 года по 28 апреля 2004 года, то решение в данной части подлежит отмене, поскольку судом не определена конкретная сумма к взысканию, что делает невозможным исполнение решения в этой части, тогда как по смыслу ч. 5 ст. 198 ГПК РФ, резолютивная часть судебного решения должна отвечать требованиям полноты и определенности выносимого судебного решения.

Работник подлежит восстановлению на прежней работе и после
признания предприятия Арбитражным судом банкротом,
до исключения из Единого государственного реестра
юридических лиц

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2682 от 4 августа 2004 г.

(извлечение)

М. обратилась с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, указывая в обоснование требований, что 19 февраля 2002 года она была принята на работу на должность мастера спиртохранилища в ОГУП. Приказом временного управляющего была уволена по п. 7 ст. 81 ТК РФ за утрату доверия, с чем не согласна.

В судебном заседании М. изменила исковые требования в связи с тем, что решением Арбитражного суда Омской области ОГУП признано банкротом и открыто конкурсное управление. Просит изменить формулировку увольнения на п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией предприятия, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда и расходы по оплате услуг представителя.

Судом заявленный иск удовлетворен.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с п. 7 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями.

Бесспорных доказательств совершения истицей виновных действий, которые дают основания для утраты к ней доверия, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ представлено не было.

При таком положении суд правильно пришел к выводу об увольнении М. без законного основания. Вместе с тем изменение формулировки увольнения с п. 7 ст. 81 ТК РФ за утрату доверия на п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией предприятия является ошибочным, поскольку ликвидация ОГУП не завершена, и оно не исключено из Единого государственного реестра юридических лиц.

Орган, рассматривающий трудовой спор, должен проверить
соответствие наложенного дисциплинарного взыскания
тяжести совершенного проступка

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2831 от 18 августа 2004 г.

(извлечение)

К. обратился в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что работал в МОУ ДОД педагогом дополнительного образования. Приказом от 30 декабря 2003 года он был уволен по ст. 336 п. 2 ТК РФ. Поводом к увольнению послужило нарушение прав учащихся, рукоприкладство, но дисциплинарных проступков он не совершал.

В судебном заседании К. иск поддержал, пояснив, что 24 декабря 2003 года он услышал удар по двери кабинета. Когда вышел в коридор, увидел П., у которого в руках была теннисная ракетка. Он сделал ему замечание и сказал, чтобы тот отдал ракетку, что П. и сделал. Происходящее видели Ч. и М. На следующий день М. потребовала от него объяснение по данному факту, но забрала его, не дав написать объяснение до конца. С приказом об увольнении он был ознакомлен.

Представитель истца З. требования доверителя поддержал, указав, что факт применения насилия к П. не подтвержден, кроме того, был нарушен порядок увольнения: не было истребовано объяснение, истца своевременно не ознакомили с приказом, не был составлен акт об отказе от дачи объяснения и от росписи в приказе.

Представитель ответчика директор МОУ ДОД М. иск не признала, пояснив, что 24 декабря 2003 года Ч. сообщила ей, что К. ударил рукой по лицу П. Она видела, что щека у мальчика была красная, он был в истерике, плакал, кричал, чтобы К. вернул ракетку. Последний стал угрожать ему. Объяснение истец передал ей недописанным до конца, без подписи, от подписи об ознакомлении с приказом об увольнении истец отказался. Истец обжаловал приказ, вышестоящие органы признали его законным.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Судом установлено, что К., работавший в МОУ ДОД педагогом дополнительного образования, приказом от 30 декабря 2003 года был уволен по ст. 336 п. 2 ТК РФ. Поводом к увольнению послужило применение насилия к учащемуся П.

Факт применения насилия истцом был установлен в судебном заседании на основании показаний свидетелей. Судом проверялся порядок наложения дисциплинарного взыскания.

Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд указал, что при увольнении ответчик учел тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, отношение работника к содеянному, воспитательное значение взыскания, сделав вывод о соответствии дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка.

Между тем при постановке решения суд не учел данные о личности К., поведение истца, предшествующее увольнению, его отношение к работе.

В материалах дела имеются характеристика истца, выданная директором М., в которой К. характеризуется с положительной стороны; благодарственные письма, грамоты; копии статей из газет с положительными отзывами о нем, в том числе и директора М.

Кроме того, к делу приобщены копии писем с положительными отзывами в отношении К. от матери П., его брата, объяснения родителей и детей.

Из протокола судебного заседания следует, что указанные материалы судом не исследовались, в решении им не дана оценка.

Работодатель имеет право досрочно расторгнуть трудовой
договор при неудовлетворительном результате испытания

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2723(04)

(извлечение)

Б. обратился с иском о восстановлении на работе, указывая на заключение трудового договора с ЗАО о приеме его на работу в качестве главного энергетика с испытательным сроком и увольнение с работы в связи с неудовлетворительным результатом испытания. Считает приказ об увольнении незаконным, так как он не был предупрежден о предстоящем увольнении, при приеме на работу не был ознакомлен с должностной инструкцией, сдал аттестационный экзамен, прошел проверку знаний в ФГУ. Просил восстановить его на работе в должности главного энергетика ЗАО и взыскать заработную плату за время вынужденного прогула.

В ходе судебного разбирательства истец дополнил свои доводы, пояснив, что в приказе об увольнении не указаны причины, подтверждающие неудовлетворительный результат его испытания, просил взыскать компенсацию морального вреда.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 70 ТК РФ при заключении трудового договора соглашением сторон может быть обусловлено испытание работника в целях проверки его соответствия поручаемой работе.

Согласно ст. 71 ТК РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание.

Из материалов дела следует, что на основании приказа от 1 декабря 2003 года истец был принят на работу с испытательным сроком в 3 месяца с целью проверки соответствия поручаемой работе.

Приказом от 27 февраля 2004 года он уволен с работы по ст. 71 ТК РФ в связи с неудовлетворительным результатом испытания.

Как было установлено судом, 24 февраля 2004 года истец был предупрежден о прекращении трудового договора по ст. 71 ТК РФ, однако от подписи об этом отказался.

Вместе с тем в приказе об увольнении и в предупреждении о прекращении трудового договора не имеется указания на причины, послужившие основанием для признания Б. не выдержавшим испытание.

Имеющаяся в материалах дела копия приказа от 27 февраля 2004 года с указанием таких причин обоснованно не была принята судом во внимание, поскольку истец не был ознакомлен с ним под роспись.

Из материалов дела следует, что с должностной инструкцией главного энергетика истец ознакомлен не был, о чем свидетельствует отсутствие в ней его подписи, однако сдал аттестационный экзамен, прошел проверку знаний в ФГУ.

При таком положении суд пришел к правильному выводу о незаконности увольнения истца по ст. 71 ТК РФ, восстановил его в прежней должности и по правилам ст. 394 ТК РФ взыскал компенсацию морального вреда в связи с нарушением трудовых прав.

Дисциплинарное расследование нарушений педагогическим
работником образовательного учреждения норм
профессионального поведения может быть проведено только
по поступлению на него жалобы, поданной в письменной форме

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2309 от 7 июля 2004 г.

(извлечение)

Ш. обратился в суд с иском к детскому дому-школе о восстановлении на работе и выплате компенсации за время вынужденного прогула. В обоснование требований указал, что 25 марта 2004 года был уволен по инициативе администрации по п. 2 ст. 336 ТК РФ за применение методов воспитания, связанных с физическим и психическим насилием над личностью обучающегося. Истец отрицает факт физического насилия, а удаление с урока не может расцениваться как психическое насилие.

Ответчик иск не признал и пояснил, что имело место два нарушения. 23 марта 2004 года истец выгнал с урока химии в резкой форме двух учениц 11 класса. Кроме того, ранее применил физическое насилие к ученику 10 класса.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

В соответствии с п. 2 ст. 55 Закона РФ "Об образовании" дисциплинарное расследование нарушений педагогическим работником образовательного учреждения норм профессионального поведения и (или) устава данного образовательного учреждения может быть проведено только по поступившей на него жалобе, поданной в письменной форме. Копия жалобы должна быть передана данному педагогическому работнику.

Как видно из материалов дела, жалобы на истца от учащихся Д., К., Б. не поступали, копии истцу не вручались. Проведение дисциплинарного расследования было назначено, однако результатов его в деле нет.

Кроме того, коллективным договором детского дома-школы предусмотрена дополнительная гарантия соблюдения прав преподавателей, в случае признания целесообразным увольнения работника школы за применение непедагогических методов воспитания, связанных с физическим и психологическим насилием над личностью ребенка, необходимо согласование с профсоюзным комитетом. Вывод суда о том, что данный пункт коллективного договора противоречит трудовому законодательству, противоречит ст. 41 ТК РФ.

При данных обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и подлежит отмене.

Дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести
совершенного проступка

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2619 от 4 августа 2004 г.

(извлечение)

Истица Ш. обратилась в суд, ссылаясь на то, что работала старшей приемосдатчицей грузов и багажа станции Ч. Омского отделения структурного подразделения ЗСЖД. Приказом от 3 февраля 2004 года она была уволена по подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ (за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд 21 января 2004 года) с 5 февраля 2004 года.

Просила признать увольнение незаконным, так как отсутствовала на рабочем месте по уважительной причине, и как следствие: восстановить ее на работе, взыскать средний заработок за все время вынужденного прогула, возместить моральный вред.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Суд обоснованно пришел к выводу, что истица отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд 21 января 2004 года. Однако судом не были учтены требования п. 53 Постановления N 2 Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ" о том, что работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Суд сослался на два приказа о лишении истицы премии за некачественное оформление документов, но в то же время не принял во внимание длительный стаж работы Ш. на данном предприятии, что ранее на нее дисциплинарные взыскания не налагались, имеет на иждивении несовершеннолетнего сына, получает пособие на ребенка как одинокая мать.

В соответствии со ст. ст. 139, 394 ТК РФ, п. 3 Положения "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы" (утв. постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2003 года N 213) в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты.

В силу ч. 2 ст. 237 ТК РФ в случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Общее собрание акционеров или совет директоров
общества вправе расторгнуть трудовой договор с
генеральным директором при отсутствии с его стороны
каких-либо виновных действий

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-1762 от 26 мая 2004 г.

(извлечение)

Ч. обратился в суд с иском к ЗАО, Совету директоров ЗАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании решения Совета директоров и общего собрания ЗАО незаконными. В обоснование исковых требований указал, что 8 декабря 2003 года был принят на работу и.о. директора ЗАО. В период с 1 по 11 февраля 2004 года был заслушан его отчет за прошедший период, после чего он был отстранен от занимаемой должности. С данным решением Совета директоров он не согласен, так как в соответствии с п. 7.3.8 Устава ЗАО избрание генерального директора и досрочное прекращение его полномочий отнесено к исключительной компетенции общего собрания. Ответчиком не указано, за какие именно нарушения он уволен с работы, не представлено доказательств его вины, нарушен порядок увольнения. С приказом об увольнении он не был ознакомлен. Вопрос о его увольнении должен был быть рассмотрен на общем собрании. Просил восстановить его на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда. В обоснование требований о признании незаконным решения общего собрания акционеров ЗАО указал, что оно было проведено при отсутствии кворума, кроме того, утратило юридическое значение, так как больше общих собраний не проводилось.

Представитель ответчика Совета директоров ЗАО К. исковые требования не признал, пояснив, что истец уволен не за нарушение устава, а по п. 14 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Со вторым требованием истца он также не согласен, так как истец не является ни акционером, ни предпринимателем ЗАО и не может предъявлять данные требования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, жалобы, заслушав представителя ЗАО К., просившего об отмене решения суда, коллегия указала следующее.

Удовлетворяя исковые требования о признании решения Совета директоров ЗАО об отстранении исполняющего обязанности директора общества незаконным и восстанавливая истца в прежней должности, суд сослался на фактическое допущение истца к работе, на отсутствие оснований для его увольнения и на истечение срока полномочий совета директоров.

С данным выводом суда нельзя согласиться, поскольку он основан на неправильном определении юридически значимых обстоятельств по делу, неправильном применении и толковании норм материального права.

При разрешении споров о восстановлении на работе руководителей акционерных обществ, суд обязан проверить лишь соблюдение органом, принимавшим решение об освобождении, процедуры освобождения от должности, поскольку в соответствии с Законом "Об акционерных обществах" им предоставлено право освобождать руководителей обществ без указания причин.

Предусмотренное ст. 69 Закона "Об акционерных обществах" право общего собрания акционеров или совета директоров общества досрочно расторгать трудовой договор с генеральным директором при отсутствии с его стороны каких-либо виновных действий подтверждено и ст. 279 ТК РФ.

При таких обстоятельствах суду надлежало в круг юридически значимых и подлежащих доказыванию включить лишь вопросы о том, правомочным ли органом принято решение об освобождении истца от занимаемой должности и соблюден ли порядок принятия данного решения.

При применении к работнику дисциплинарного взыскания
работодатель должен соблюдать общие принципы юридической
ответственности: справедливость, равенство, соразмерность,
законность, гуманизм, вину

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2493 от 21 июля 2004 г.

(извлечение)

М. обратился в суд с заявлением к колхозу о восстановлении на работе, взыскании компенсации за вынужденный прогул и возмещении морального вреда. В обоснование исковых требований указал, что приказом он был уволен с 12 мая 2004 года с работы сторожа бригады за совершение прогула без уважительной причины.

Компенсацию за вынужденный прогул он просил определить из расчета минимального размера оплаты труда, так как фактический заработок сторожа в нарушение закона ниже минимального размера оплаты труда.

Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Как следует из п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17 - 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный поступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Разрешая трудовой спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований о восстановлении истца на работе, суд исходил лишь из факта совершения истцом дисциплинарного проступка, выразившегося в том, что истец не вышел на работу в ночь с 11 на 12 мая 2004 года.

С данным выводом суда нельзя согласиться, поскольку он сделан без учета вышеназванных обстоятельств и требований закона.

Как следует из пояснений истца и материалов дела, невыход на работу был вызван тем, что график работы составлен ответчиком без учета продолжительности рабочего времени, установленного законом, тарифная ставка не соответствует минимальному размеру оплаты труда, в связи с чем истец неоднократно обращался к работодателю с заявлениями об устранении данных нарушений.

Отсутствуют доказательства, свидетельствующие о недобросовестном отношении истца к труду и неправильном поведении на работе в период, предшествующий увольнению.

При таких обстоятельствах увольнение истца не может быть признано законным, поскольку было произведено без учета вышеназванных обстоятельств.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями, подлежит возмещению.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула коллегия считает необходимым отменить и направить на новое рассмотрение.

При разрешении спора в этой части суду следует исходить из требований ст. 139 ТК РФ, предусматривающей единый порядок исчисления средней заработной платы, предложить ответчику представить справку о среднемесячной заработной плате и с учетом дней вынужденного прогула определить размер суммы, подлежащей взысканию в пользу истца.

Непредставление ответчиком доказательств отсутствия
работника на работе без уважительных причин
повлекло отмену решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3509 от 20 октября 2004 г.

(извлечение)

К. обратился в суд с иском к ОАО, указывая, что работал у ответчика в должности слесаря-сантехника с января 2001 года.

Приказом трудовые отношения с ним прекращены по подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ - прогулы без уважительной причины. Состоявшееся увольнение К. считает незаконным, т.к. прогулов без уважительной причины не было: с 22 октября 2002 года по 15 ноября 2002 года был нетрудоспособен, что подтверждается листком нетрудоспособности, 18 ноября 2002 г. вышел на работу, отработал весь день, 19 ноября 2002 года начальником цеха не был допущен к работе, рабочее место в течение дня не покидал, 20 ноября 2002 года к работе допущен не был, поскольку был уже уволен. Объяснений по обстоятельствам невыхода на работу работодателем истребовано не было.

Просил восстановить на работе в качестве слесаря-сантехника в ОАО, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула - с 19 ноября 2002 года по день восстановления на работе, компенсацию морального вреда.

Отменяя решение, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Принимая решение об отказе в иске о восстановлении на работе, суд признал установленным факт совершения К. прогулов в период с 11 ноября 2002 года по 15 ноября 2002 года, указав на законность и обоснованность увольнения.

Однако данный вывод коллегия находит преждевременным, не основанным на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Согласно подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного, грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

В п. п. 38, 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 указано, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по п. 6 ст. 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте.

Если трудовой договор с работником расторгнут по подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места.

Согласно заключению экспертизы временной нетрудоспособности комиссия не смогла дать однозначного ответа на вопрос о нетрудоспособности и нуждаемости в лечении К. в период с 10 ноября 2002 года по 15 ноября 2002 года.

При таких обстоятельствах коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что факт совершения истцом прогулов с 11 ноября 2002 года по 14 ноября 2002 года и после 14.00 ч 15 ноября 2002 года был установлен в судебном заседании.

По делам о восстановлении на работе бремя доказывания наличия оснований для увольнения работника лежит на работодателе. Однако ответчиком не представлено суду доказательств того, что К. в спорный период отсутствовал на работе без уважительных причин, бесспорных доказательств того, что истец с 11 ноября 2002 года по 15 ноября 2002 года был трудоспособен, но не явился на работу, не имеется.

Напротив, согласно показаниям свидетелей Ш., А. в период с 11 по 15 ноября 2002 года К. находился дома, болел, передвигаться не мог, ходил с палочкой, принимал таблетки.

Ссылка в решении на "Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах", утв. приказами Минздрава РФ от 21 августа 2000 года N 2510/9362-34 и Фонда социального страхования РФ от 21 августа 2000 года N 02-08/10-1977П, согласно которым ориентировочный срок временной нетрудоспособности составляет при установленном у К. диагнозе 14 - 20 дней, также не может явиться основанием для вывода о том, что истец в спорный период был трудоспособен.

Коллегия также находит необходимым обратить внимание суда на то, что при рассмотрении споров о восстановлении на работе необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Неправильное определение судом квалификации работника
послужило причиной отмены судебного решения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-429(04)

(извлечение)

В суд обратилась В. с иском к МОУ о восстановлении на работе, указав, что она работала воспитателем в детском доме, приказом от 31 марта 2003 года была уволена в связи с сокращением численности воспитателей. Считает увольнение незаконным, поскольку имела преимущественное право на оставление на работе при наличии второй квалификационной категории. По рекомендации комиссии проходила обучение в учреждении "Ориентир". Работодатель при увольнении не учел ее профессиональных качеств, стаж работы в данном учреждении, не предоставил другую работу. Просила восстановить на работе, взыскать компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В соответствии со ст. 179 ТК РФ при сокращении численности или штата работников организации преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Согласно ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника.

Предложение работнику всех имеющихся вакансий, а также предложение выполнения работы временно отсутствующего работника в связи с длительной болезнью, пребыванием в командировке, нахождением в отпуске по уходу за ребенком и т.д. входит в обязанность работодателя.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе, суд указал, что истица не имела более высокой производительности труда и квалификации по сравнению с оставленными воспитателями.

В. работала воспитателем постоянно, имела 12 разряд, 2 квалификационную категорию, выполнила рекомендацию аттестационной комиссии, пройдя обучение в учреждении "Ориентир".

В связи с этим суду следовало выяснить, предлагалось ли истице выполнение работы в детском доме, в том числе за временно отсутствующих работников.

Данные обстоятельства являются юридически значимыми, поэтому решение суда не может быть признано законным, обоснованным и подлежит отмене.

При прекращении трудового договора выплата всех
причитающихся работнику платежей производится
работодателем в день увольнения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-300(04)

(извлечение)

С. обратился в суд с иском к СПК о взыскании задолженности по заработной плате и процентов. В обоснование иска указал, что с 8 мая 1996 года работал в АО, которое 28 сентября 2000 года реорганизовано в СПК. 2 сентября 2003 года он уволен с работы водителя гаража по сокращению численности штата, однако расчет с ним не произведен по настоящее время. Просил взыскать задолженность по заработной плате за 2003 год, компенсацию за неиспользованный отпуск, а также взыскать проценты за задержку выплаты заработной платы.

Представитель ответчика требования признал на сумму 395 руб.

Заинтересованное лицо - глава КФХ Б. - пояснил, что при реформировании СПК он согласился на погашение части задолженности хозяйства, в частности, перед Сбербанком. Что касается задолженности по заработной плате, то соглашение окончательно не достигнуто.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В нарушение ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

В силу ч. 1 ст. 129 ТК РФ оплата труда - система отношений, связанных с обеспечением установления и осуществления работодателем выплат работникам за их труд в соответствии с законами, иными нормативными правовыми актами, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами. В соответствии с ч. 6 ст. 136 ТК РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка организации, коллективным договором, трудовым договором.

Согласно ч. 1 ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Ответчиком не представлено достаточных доказательств того, что задолженность по выплате задолженности по заработной плате перед истцом должно нести третье лицо - КФХ. Более того, глава КФХ отрицает, что взял такие обязательства. Суду надлежало возложить обязанность на ответчика представить доказательства выплаты заработной платы истцу либо документы, подтверждающие законность передачи задолженности по заработной плате третьим лицам.

При данных обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и подлежит отмене.

Отсутствие у работника больничного листа, если установлено,
что невыход на работу был вызван болезнью, не является
основанием для увольнения за прогул

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2435 от 14 июля 2004 г.

(извлечение)

А. обратился в суд с иском к отряду Государственной противопожарной службы УВД Омской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что 19 июня 2000 года был принят на работу пожарным в пожарную охрану. 22 января 2004 года ему предложили уволиться, поскольку в отношении него было возбуждено уголовное дело. После отказа он был поставлен на выполнение хозяйственных работ. В связи с большой физической нагрузкой он заболел и с 17 февраля по 15 марта 2004 года находился на больничном листе. Вышел на работу 23 марта 2004 года. Приказом от 30 марта 2004 г. был уволен по ст. 58 п. "к" "Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации" за грубое нарушение либо систематические нарушения трудовой дисциплины с 1 апреля 2004 г. Считает свое увольнение незаконным, поскольку фактически он болел и не мог выйти на работу.

Судебная коллегия указала следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований А., суд сослался на то, что он без оправдательных документов отсутствовал на работе с 16 по 22 марта 2004 года и совершил тем самым грубое нарушение трудовой дисциплины.

Данный вывод суда сделан на противоречивых доказательствах, в связи с чем судебная коллегия находит его преждевременным.

В соответствии с положениями ст. ст. 195 - 198 ГПК РФ суд не может ограничиться только указанием на то, что он считает те или иные фактические обстоятельства по делу установленными или неустановленными, если не будет дан соответствующий анализ достоверности всех имеющихся доказательств.

Признавая установленным факт отсутствия без уважительных причин на работе А. с 16 по 22 марта 2004 года, суд сослался на отсутствие у него больничного листа за данный период времени либо приказа о предоставлении ему отпуска без содержания, подтверждающих уважительность невыхода на работу.

Вместе с тем имеется справка лор-врача поликлиники УВД г. Омска, согласно которой больничный лист на имя А. в связи с терапевтическим заболеванием был открыт врачом-терапевтом. С 26 февраля 2004 г. по 15 марта по направлению этого врача А. проходил курс лечения по лор-заболеванию. 15 марта 2004 года больничный лист был закрыт ею только по лор-заболеванию, пациент направлен к терапевту для открытия больничного листа по терапевтическому заболеванию.

Кроме того, суду представлена выписка из медицинской карты больного, согласно которой А. после 15 марта 2004 года продолжал находиться под наблюдением врача-терапевта, в частности, был на приеме 19 марта 2004 года. Из материалов служебной проверки также следует, что А. представлялась справка, подтверждающая факт нахождения на приеме у терапевта 22 марта 2004 года, на консультации у других врачей 17 марта, 19 марта, 22 марта 2004 года.

Верховный Суд неоднократно указывал, что судам следует иметь в виду, что не может служить основанием для увольнения за прогул отсутствие у работника больничного листка, если установлено, что невыход на работу был вызван болезнью (см. напр. Бюлл. ВС РСФСР, 1966, N 8, с. 3).

Поскольку суд не выяснил все юридически значимые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, не дал оценки всем имеющимся в деле доказательствам, не устранил имеющиеся в материалах дела противоречия, не указал, почему суд берет за основу одни доказательства и не принимает другие, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Смена собственника организации не является самостоятельным
основанием к прекращению трудовых отношений

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3369 от 6 октября 2004 г.

(извлечение)

А. обратился с иском к ЗАО в суд, ссылаясь на незаконность увольнения по ч. 2 ст. 81 ТК Российской Федерации, в связи с сокращением штата.

Просил восстановить его на работе в ЗАО в качестве сторожа, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, недоплаченную заработную плату согласно Положению о службе охраны ЗАО и выполнение обязанностей второго сторожа, недоплаченную сумму отпускных, отчислений в Пенсионный фонд.

Судебная коллегия указала следующее.

Суд признал установленным, что увольнение истца по п. 2 ст. 81 ТК РФ по сокращению штата произведено с нарушением действующего законодательства, а именно: не выполнены требования ст. 82 ТК РФ об обязательном участии выборного профсоюзного органа в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, а также не представлены доказательства невозможности перевода работника с его согласия на другую работу.

Придя к выводу об увольнении истца с нарушением установленного порядка, суд, исходя из того, что на предприятии введено конкурсное производство, признал работника уволенным по п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации с 1 июля 2004 года.

Мотивы принятого судом решения находятся в противоречии с выводом суда о наличии законных оснований для увольнения работника по сокращению штата (п. 2 ст. 81 ТК РФ), а также не опровергают доводов истца о том, что предприятие не ликвидировано.

В этой связи обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения иска при расторжении трудового договора вследствие ликвидации организации, обязанность доказать которое возлагается на ответчика, является действительное прекращение деятельности.

По смыслу положений ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсное производство определяется как процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. В кассационной инстанции представитель конкурсного управляющего не подтвердил фактическое прекращение деятельности ЗАО.

С учетом изложенного надлежало проверить, действительно ли состоялась ликвидация отделения либо произошло изменение собственника предприятия. Указанное обстоятельство имеет значение применительно к ст. 75 ТК РФ, согласно которой смена собственника имущества организации не является самостоятельным основанием к прекращению трудовых отношений с работниками. Данное обстоятельство является юридически значимым, подлежащим включению в круг доказывания по настоящему делу.

Рассмотрев доводы обжалования решения суда о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, судебная коллегия приходит к следующему.

По правилам ст. 139 ТК РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы устанавливается единый порядок ее исчисления. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится из фактически отработанного им времени за 12 месяцев, предшествующих моменту увольнения.

1.3. КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ВРЕМЯ ВЫНУЖДЕННОГО ПРОГУЛА

Расчет компенсации за время вынужденного прогула
производится в соответствии с требованиями
ст. 139 ТК РФ

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2295 от 7 июля 2004 г.

(извлечение)

Д. обратился в суд с иском к УМКП о восстановлении на работе и выплате компенсации за время вынужденного прогула. В обоснование требований указал, что 13 апреля 2004 года был уволен по инициативе администрации по п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин. Истец считает, что дисциплинарные взыскания были наложены на него незаконно, поэтому просит восстановить его на работе и взыскать компенсацию за время вынужденного прогула.

Ответчик иск не признал и пояснил, что приказами от 5 января 2004 года, от 16 февраля 2004 года, 7 апреля 2004 года истец ранее привлекался к дисциплинарной ответственности, поэтому и был уволен приказом от 13 апреля 2004 года.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с ч. 5 ст. 193 ТК РФ за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Как видно из материалов дела, приказ от 13 апреля 2004 года был вынесен не за конкретный дисциплинарный проступок, а за совокупность ранее наложенных дисциплинарных взысканий, поэтому увольнение является незаконным, и истец подлежит восстановлению на работе.

Кроме того, судебная коллегия полагает, что суд обоснованно признал и ранее изданные приказы о наложении дисциплинарных взысканий незаконными, о чем в решении суда имеется обоснование.

Однако расчет компенсации за время вынужденного прогула произведен судом с нарушением ст. 139 ТК РФ. Для расчета необходимо брать полные 12 месяцев, предшествующих увольнению. Истец был уволен с 14 апреля 2004 года, а суд взял в расчет заработную плату в апреле 2004 года как за весь месяц. Кроме того, суд не выяснил, в связи с чем истцу в декабре 2003 года заработная плата не начислена. Для определения среднедневного заработка суду необходимо было установить, за какое количество рабочих дней была начислена заработная плата.

Также в решении суд не указал, из чего складываются судебные расходы, которые он взыскал с ответчика.

1.4. СРОК ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ПО ТРУДОВЫМ СПОРАМ

Требования о восстановлении на работе и взыскании
заработной платы не могут быть удовлетворены в случае
пропуска срока на обращение в суд без уважительных причин

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского
областного суда от 13 апреля 2005 г. N 33-1137(05)

(извлечение)

Г. обратился в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что с 26 марта 2003 года по 3 марта 2004 года он работал в ОАО охранником. Директором ОАО было объявлено о сокращении должностей охранников и заработной платы по этой должности, после чего Г. было предложено уволиться по собственному желанию. От написания заявления об увольнении по собственному желанию истец отказался, после чего он был уволен за прогул.

В судебном заседании истец указанные требования поддержал и пояснил, что в течение марта 2004 года обращался за расчетом по заработной плате в администрацию, однако в связи с отсутствием средств получил расчет только в апреле 2004 года, тогда же узнал, что его уволили за прогул с 1 марта 2004 года. Заявление на увольнение по собственному желанию не писал.

Судом в удовлетворении требований истца отказано в связи с пропуском срока обращения в суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, решение районного суда оставила в силе.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных ч. 1, 2 ст. 392 ТК РФ, они могут быть восстановлены судом.

Согласно приказу N 17-к от 1 апреля 2004 года Г. был уволен с должности охранника в связи с прогулами без уважительных причин со 2 марта 2004 года по 1 апреля 2004 года. Судом установлено, что об увольнении истцу стало известно в конце апреля 2004 года. 21 апреля 2004 года истцу было предложено забрать трудовую книжку, от чего он отказался. Таким образом, суд правильно пришел к выводу о том, что установленный законом срок обращения в суд следует исчислять с 21 апреля 2004 года. Из справки, составленной в результате проверки журнала приема граждан судьей, следует, что истец обратился с заявлением на прием 11 октября 2004 года.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Судом истцу разъяснялась необходимость представить суду доказательства уважительности причин пропуска срока обращения в суд, однако истец указал, что таких причин он представить не может.

Пропуск месячного срока на обращение в суд по спорам
об увольнении является основанием для отказа
в удовлетворении исковых требований

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда от 22 июня 2005 г. N 33-1947(05)

(извлечение)

Р. обратилась в суд с иском к Александровской средней школе, в обоснование своих требований пояснила, что в Александровской средней школе она стала работать с 16 августа 1996 года в должности учителя начальных классов. Приказом N 11 от 24 сентября 1999 года она была уволена с указанной должности в связи с сокращением штата по п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. Приказом N 158 от 15 сентября 2000 года она была принята на должность воспитателя группы продленного дня Александровской средней школы. Приказом N 261 от 27 августа 2001 года она была вновь уволена с должности воспитателя группы продленного дня в соответствии с п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. С приказом на увольнение она была согласна. В мае 2003 года она узнала, что в школе освобождается ставка учителя начальных классов. Она обратилась к директору с просьбой принять ее на работу, на эту должность. Однако на появившуюся должность учителя начальных классов был принят другой человек, а ей было отказано. Считала, что ее права нарушены, так как она была уволена в связи с сокращением штата, ранее работала учителем начальных классов, у нее большой опыт. Просила о восстановлении на работе в должности учителя начальных классов, восстановлении трудового стажа с 27 августа 2001 года по день восстановления, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, восстановлении пропущенного срока на подачу жалобы.

Судом первой инстанции в удовлетворении иска Р. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, решение районного суда оставила в силе.

Согласно ст. 211 КЗоТ РСФСР заявление о разрешении трудового спора подается в районный (городской) народный суд в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по делам об увольнении - в месячный срок со дня вручения копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Судом установлено, что приказом N 11 от 24 сентября 1999 года истица была уволена с должности учителя начальных классов в связи с сокращением штата по п. 1 ст. 33 КЗоТ РСФСР. Приказом N 158 от 15 сентября 2000 года она была принята на должность воспитателя группы продленного дня Александровской средней школы. Приказом N 261 от 27 августа 2001 года она была вновь уволена с должности воспитателя группы продленного дня в соответствии с п. 1 ст. 33 КЗоТ РСФСР.

С иском в суд Р. обратилась 29 октября 2004 года.

В судебном заседании представитель ответчика просил в иске Р. отказать в связи с тем, что срок подачи искового заявления в суд пропущен.

Уважительных причин пропуска срока истицей предоставлено не было, в связи с чем судом первой инстанции правильно отказано в иске о восстановлении на работе.

При наличии уважительных причин срок на обращение в суд
с иском о защите нарушенных трудовых прав
может быть восстановлен

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-2647 от 28 июля 2004 г.

(извлечение)

С. обратилась в суд с иском к МДОУ "Детский сад" и отделу образования администрации муниципального образования, указав, что с 1 февраля 1994 года по 24 декабря 2003 года работала сторожем в МДОУ "Детский сад". За период работы с сентября 1994 года по апрель 2002 года ей не производили оплату за сверхурочную работу. Просила взыскать с ответчика задолженность по заработной плате и компенсацию морального вреда.

Представитель МДОУ "Детский сад" К. и представитель отдела образования администрации муниципального образования Ч. иск не признали, ссылаясь на то, что оплату за сверхурочную работу С. получила 28 ноября 2003 года. Считают, что истица пропустила срок для обращения в суд с данным требованием.

Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые по делу обстоятельства и не поставил их на обсуждение сторон.

Отказывая в удовлетворении иска С. к МДОУ "Детский сад" и отделу образования администрации муниципального образования, суд сослался на то, что истицей не представлено доказательств уважительности пропуска срока для обращения в суд. Но С. не заявляла требование о восстановлении пропущенного срока для обращения в суд и, соответственно, не представляла доказательства в обоснование указанного требования.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом. Суду при разрешении заявленных требований С. следовало определить все юридически значимые по делу обстоятельства и поставить их на обсуждение сторон, в частности разъяснить истице ее право обратиться в суд с требованием о восстановлении пропущенного срока для обращения в суд, установить, когда истица узнала о нарушении своего права, куда и когда она обращалась за защитой своих прав, когда ей произвели оплату за сверхурочную работу в сумме 988 рублей 70 копеек, обращалась ли истица до 5 мая 2004 года в суд за защитой своих прав. В случае восстановления пропущенного срока для обращения в суд суду необходимо установить, за какой период истице произвели оплату за сверхурочную работу; при этом учесть, что в соответствии со ст. 395 ТК РФ при признании органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор, денежных требований работника обоснованными, они удовлетворяются в полном размере; обязать истца и ответчика представить суду расчеты требуемой и оспариваемой суммы, проверить правильность начисления оплаты за сверхурочную работу.

1.5. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Граждане, уволенные с военной службы, вправе обратиться
со своими требованиями в военный суд либо в суд
общей юрисдикции

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3277 от 29 сентября 2004 г.

(извлечение)

З. обратился в районный суд г. Омска с иском к Командующему ВДВ ВС РФ Омского гарнизона о признании незаконными приказов о наложении дисциплинарных взысканий, приказа о досрочном увольнении, об исключении из списков личного состава в связи с досрочным увольнением, изменением формулировки увольнения с военной службы и даты увольнения, о взыскании денежного довольствия за период вынужденного прогула.

На момент подачи искового заявления (5 марта 2001 года) З. просил суд изменить формулировку увольнения.

В судебном заседании представитель ответчика по доверенности Р. заявил ходатайство о передаче дела для рассмотрения в военный суд Омского гарнизона по подсудности как принятое к производству с нарушением правил подсудности.

Представитель истца З. по доверенности Ф. просил суд отказать в удовлетворении ходатайства, указав, что ранее данный вопрос рассматривался судом и определением суда в передаче дела было отказано.

Определением районного суда дело направлено по подсудности в военный суд. Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 2 ст. 7 ФКЗ "О военных судах" от 23 июня 1999 года N 1-ФКЗ граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, вправе обжаловать в военный суд действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие права, свободы и охраняемые законом интересы указанных граждан в период прохождения ими военной службы, военных сборов.

По смыслу данной нормы права дела по жалобам на необоснованное увольнение с военной службы, по искам о взыскании невыплаченных денежных сумм в период прохождения службы могут быть рассмотрены военными судами.

Вместе с тем данная норма не исключает такие дела из подсудности районных судов, а лишь предоставляет альтернативное право гражданам, уволенным с военной службы, обратиться со своими требованиями в военный суд.

Об альтернативном праве военнослужащих, уволенных с военной службы, обратиться со своими требованиями в военный суд либо суд общей юрисдикции указано и в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года.

Как следует их содержания заявленных требований, З. обжалует законность своего увольнения с военной службы, следовательно, он вправе обратиться за защитой своих прав как в суд общей юрисдикции, так и в военный суд, данное право он реализовал, обратившись в районный суд г. Омска, поэтому вывод суда о нарушении правил подсудности и направлении дела в военный суд нельзя признать правильным. При изложенных обстоятельствах определение суда подлежит отмене.

Дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел
о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных
трудовых споров, рассматриваются мировым судом

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
N 33-3104 от 8 сентября 2004 г.

(извлечение)

С. обратился с иском к Ц., указывая, что решением районного суда г. Омска он был восстановлен на работе у индивидуального предпринимателя Ц. в должности кладовщика-грузчика с 3 декабря 2003 г. Его увольнение признано незаконным. Просил взыскать компенсацию морального вреда за незаконное увольнение. Кроме того, просил взыскать сумму окончательного расчета при увольнении.

Районным судом исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене.

Из материалов дела следует, что истец обратился с иском к ответчику, своему работодателю, требуя взыскания суммы заработной платы и компенсации морального вреда за незаконное увольнение. При этом спор о восстановлении на работе уже рассмотрен судом. По данному делу суд рассматривал трудовой спор.

Согласно ст. 23 ГПК РФ дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, рассматриваются мировым судьей.

Дело рассмотрено районным судом с нарушением подсудности.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы в случае, если дело рассмотрено судом в незаконном составе.

Решение суда подлежит отмене с направлением дела по подсудности мировому судье административного округа г. Омска.

Нахождение на больничном представителя юридического лица
необоснованно признано уважительной причиной пропуска срока
на кассационное обжалование

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда N 33-2222 от 30 июня 2004 г.

(извлечение)

16 апреля 2004 года районным судом Омской области постановлено решение по делу по иску К. к ОАО о необоснованном отказе в заключении трудового договора, внесении записи в трудовую книжку и оплате за фактически проработанный период, возмещении компенсации морального вреда. Требования истицы удовлетворены частично.

26 апреля 2004 года по делу постановлено дополнительное решение.

21 мая 2004 года представитель ОАО Г. обратилась с ходатайством о восстановлении процессуального срока, предусмотренного на подачу кассационной жалобы на решение суда.

В частной жалобе К. просит определение суда отменить, полагая, что у суда не имелось оснований для удовлетворения заявления, поскольку во внимание принят только листок нетрудоспособности Г. с 29 апреля 2004 года по 19 мая 2004 года, которая, являясь представителем юридического лица, была вправе с целью соблюдения интересов ОАО передать полномочия другому лицу.

Судебная коллегия находит определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В соответствии с п. 1 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Как следует из материалов дела, 16 апреля 2004 года судом постановлено решение по делу по жалобе К. о необоснованном отказе директора филиала ОАО в заключении трудового договора, внесении записи в трудовую книжку и оплате за фактически проработанный период, возмещении морального вреда.

Кассационная жалоба на решение суда, подписанная директором филиала ОАО Г., поступила 21 мая 2004 г.

Удовлетворяя ходатайство представителя ответчика о восстановлении процессуального срока, суд сослался на то, что согласно листку нетрудоспособности Г. находилась на стационарном лечении с 29 апреля 2004 года по 19 мая 2004 года в ЦРБ, вследствие чего не имела возможности своевременно подать кассационную жалобу на судебное постановление.

Данное обстоятельство расценено судом как доказательство уважительности причины пропуска процессуального срока.

В данной связи заслуживают внимания приведенные в частной жалобе доводы о том, что Г. (директор филиала ОАО) участвовала в деле в качестве представителя юридического лица на основании доверенности, выданной руководителем организации.

По смыслу ст. 53 ГК РФ, ст. 48 ГПК РФ интересы юридического лица организаций представляют их органы.

Органы юридического лица могут вести дела в суде через представителя, которым выступает любое лицо, отвечающее требованиям ст. 49 ГПК РФ.

При таком положении вывод суда о том, что юридическим лицом по уважительной причине пропущен процессуальный срок, не соответствует нормам процессуального законодательства.

Таким образом, определение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с передачей вопроса на новое рассмотрение в тот же суд.

Согласно ст. 200 ГПК РФ суд может исправить описку или
явную арифметическую ошибку

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда N 33-3102(04)

(извлечение)

Н. и другие обратились с иском к ГУ "ИК N 8 УХ 16/8" и ГУП "ИК N 8 УХ 16/8" УИН, указывая, что работают в данных учреждении и предприятии. В период с 1 мая 1995 года по 31 августа 2000 года им не выплачивалась надбавка за превышение лимита осужденных, содержавшихся в колонии. Просили взыскать надбавку с индексацией.

Представитель ответчиков иск не признал, указывая, что приказ МВД, установивший лимит численности осужденных для ИК N 8, не зарегистрирован в МЮ РФ и не подлежит применению. Кроме того, истцы пропустили срок для обращения в суд.

Судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене.

В соответствии со ст. 198 ГПК РФ в решении суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В решении суда не приведен расчет задолженности предприятия и учреждения перед истцами, а также расчет индексации. Проверить его правильность невозможно.

Вместе с тем после вынесения решения суд изменил решение, исправляя арифметическую ошибку.

Согласно ст. 200 ГПК РФ суд может исправить описку или явную арифметическую ошибку. Суд указал, что исправляет арифметическую ошибку. При этом в решении никаких расчетов не содержится и внесение изменений в решение на законе не основано.

В решении суда не указано место работы каждого из истцов. При этом в кассационных жалобах ответчики указывают на то, что место работы истцов судом не установлено.

В судебной коллегии часть истцов заявила об отказе от исковых требований. При этом некоторые истцы заявили, что отказываются от исков под влиянием ответчиков. Суду следует проверить причины отказа от исков, разъяснить последствия данных процессуальных действий и решить вопрос о прекращении производства по делу в соответствующей части.

Кроме того, требует дополнительного исследования и проверки довод ответчиков о пропуске истцами срока для обращения в суд. При этом вопрос о соблюдении срока должен быть обсужден в отношении каждого истца.

В соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при признании иска
ответчиком и принятии его судом принимается решение
об удовлетворении заявленных истцом требований

Определение Судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда N 33-2584

(извлечение)

М. обратилась в суд с иском к частному предпринимателю Г. об изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск и морального вреда, связанного с незаконным увольнением. В обоснование иска указала, что была принята на работу в качестве продавца в ЧП Г. на основании трудового договора с 1 ноября 2002 года. По условиям договора заработная плата должна была составлять 1000 руб., при 6-часовой рабочей неделе, с предоставлением ежегодного отпуска продолжительностью 28 календарных дней. Фактически она работала без выходных и отпуска, поэтому по устному договору между ними зарплата определялась в размере 3% от выручки. В марте месяце Г. предупредила ее о закрытии магазина. По результатам ревизии у нее была выявлена недостача, которая образовалась вследствие того, что по распоряжению Г. отпускала в долг населению продукты питания и другие материальные ценности. По соглашению между ней и ответчиком она обязалась собрать все долги. При обращении в центр занятости ей стало известно, что договор между ней и ответчиком расторгнут по п. 6 ст. 81 ТК РФ - грубое однократное нарушение трудовых обязанностей. Данное увольнение считает незаконным, просила изменить формулировку увольнения, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, заработную плату за январь, февраль, март 2004 года, компенсацию за неиспользованный отпуск и компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при признании иска ответчиком и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

Ответчик признала требования истицы об изменении формулировки увольнения, представив в суд приказ от 3 июня 2004 года об изменении формулировки увольнения.

Вопреки вышеуказанным требованиям закона, суд не обсудил вопрос о принятии данного признания, не разрешил заявленные требования в этой части и не принял решение об их удовлетворении, указав в решении суда на добровольное урегулирование спора.

Разрешая спор в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, заработной платы за январь - март 2004 года и определяя ее размер, суд сослался на наличие устной договоренности между ней и ответчицей о выплате 3% от выручки и на записи в тетради по приходу и расходу денежных средств и товаров.

С данным выводом суда нельзя согласиться, поскольку он противоречит фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ трудовой договор - это двустороннее соглашение между работником и работодателем, которым установлены права и обязанности сторон.

В силу положений ст. 57 ТК РФ условия трудового договора могут быть изменены только по соглашению сторон и в письменной форме.

Трудовым соглашением сторон, заключенным между ними 1 ноября 2002 года, предусмотрен размер заработной платы в месяц с учетом районного коэффициента 15%.

Письменные доказательства изменения условий данного договора отсутствуют.

Несмотря на данное обстоятельство, суд при определении размера заработной платы не дал надлежащей оценки имеющемуся трудовому соглашению, исходил из иного размера, чем установлено трудовым соглашением, ссылаясь лишь на пояснения истицы, что правильным признано быть не может.

Выводы суда о наличии задолженности по заработной плате истицы за январь - март 2004 года основаны лишь на пояснениях истицы.

Суд в нарушение требований ст. ст. 12, 56 ГПК РФ не включил данное обстоятельство в круг юридически значимых и подлежащих доказыванию, не создал необходимых условий для полного и всестороннего исследования всех обстоятельств по делу, не распределил между сторонами бремя доказывания, не разъяснил сторонам их права и обязанности по представлению доказательств по делу и последствия их несоблюдения. Между тем, как следует из пояснений представителя ответчика, на заседании судебной коллегии истица получила заработную плату за указанные периоды в полном объеме, о чем имеется ее подпись в тетради учета Г.

Период времени вынужденного прогула суд определил с момента увольнения истицы по день вынесения решения суда, при этом не принял во внимание, что приказ об изменении формулировки увольнения издан 3 июня 2004 года.

2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
от 17 марта 2004 г. N 2

"О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ТРУДОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


Copyright © Logos-pravo.ru
При копировании гиперактивная ссылка "Logos-pravo.ru" обязательна.
 
Новое на сайте
 

Развод, раздел имущества супругов, дети, алименты

Уровень шума в квартире

Размер алиментов

Жалоба по КоАП РФ

Расселение аварийного дома

Иски в суд, ходатайства

       
Расчет госпошлины     |     Реквизиты для уплаты госпошлины в суд
     Студия «Граф» - создание сайтов