ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ НА САЙТЕ

Получить бесплатную юридическую консультацию вы можете у наших коллег в регионе вашего проживания, заполнив поле всплывающего окна в правом нижнем углу экрана, либо перейдя по ссылке. Также можно позвонить по телефону:

РУБРИКИ:

Автострахование

Административное право

Гражданское право, ГК РФ

Жилищные споры

Участие в долевом строительстве

Защита прав потребителей

Земельные споры

Семейные споры

Трудовые споры, пенсии

 
 
 
 

Судебная практика по трудовым спорам Мособлсуда

В приведенном ниже Обобщении судебной практики сделаны следующие выводы:

Защита трудовых прав иностранного работника

Нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд

Учет тяжести проступка работника

Работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ, что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может

Изменение судом формулировки увольнения

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса

Средний заработок из-за неправильной формулировки увольнения

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ

Нет препятствий для отпуска

Наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.


Вернуться к оглавлению обзора судебной практики:
Увольнение работника по статье 81 ТК РФ по инициативе
работодателя
. Судебная практика


ОБОБЩЕНИЕ
ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Согласно статье 37 Конституции РФ труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также право на защиту от безработицы. Из названных конституционных положений, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ в своих решениях, не вытекает, однако, ни субъективное право человека занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранными им родом деятельности и профессией. Также не вытекает обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить - свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется прежде всего в договорном характере труда, в свободе трудового договора.

Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении.

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников.

Такой допуск гражданина к работе является юридическим фактом, служащим основанием для возникновения между работодателем и работником трудовых отношений и соответственно обстоятельством, имеющим значение при рассмотрении споров, связанных с возложением на работодателя обязанности заключить с работником письменный трудовой договор, восстановлением его на работе.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды испытывают значительные трудности при разрешении данной категории споров в том случае, когда к трудовой деятельности в Российской Федерации привлекается иностранный гражданин или лицо без гражданства при отсутствии у этих лиц разрешения на работу.

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба гражданки Р. на определение судебной коллегии по гражданским делам, которым было отменено решение Звенигородского городского суда об удовлетворении требований Р. к ООО "Звенигородская санитарная очистка" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что Р., являясь гражданкой Молдовы, обратилась в ООО "Звенигородская санитарная очистка" по поводу трудоустройства.

Указывая на невозможность заключения с истицей трудового договора ввиду отсутствия у нее разрешения на работу, а у ответчика разрешения на использование иностранной рабочей силы, ей было предложено ознакомиться с характером будущей работы, правильным заполнением документов, в связи с чем она с ведома работодателя по поручению уполномоченного лица - заместителя генерального директора общества была допущена к исполнению обязанностей диспетчера и выполняла эти обязанности до прекращения трудовых отношений. До оспариваемого увольнения истица обращалась к работодателю с просьбой оформить трудовой договор в соответствии с требованиями закона, поскольку к этому моменту уже являлась гражданкой Российской Федерации и находилась в состоянии беременности. Однако без объяснения причин ответчик трудовой договор оформить отказался, к работе истицу больше не допустил, а на вакантную должность диспетчера принял другого работника.

Установив, что истица фактически была допущена к исполнению обязанностей диспетчера с ведома работодателя, суд пришел к выводу о возникновении между сторонами трудовых отношений и удовлетворил заявленные требования.

Судебная коллегия с выводом суда не согласилась и приняла новое решение, которым в удовлетворении требований Р. отказала.

Отменяя определение судебной коллегии, Президиум указал, что нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд.

Президиум посчитал не основанным на материалах дела и вывод суда кассационной инстанции о том, что Р. была допущена к работе неуполномоченным лицом - заместителем генерального директора, поскольку в судебном заседании генеральный директор ООО "Звенигородская санитарная очистка" не отрицал, что знакомил истицу с характером предстоящей работы.

При указанных обстоятельствах Президиум отменил определение судебной коллегии и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Судам также следует учитывать, что возможный круг лиц, наделенных представительскими правомочиями при оформлении трудовых отношений с работником, определен в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в п. 12 которого отмечено, что представителем работодателя "является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения".

Несмотря на то, что дела об оспаривании дисциплинарных взысканий и споры о восстановлении на работе не являются новыми для судебной практики, при разрешении указанной категории дел судами допускается нарушение вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, вина, гуманизм.

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении данной категории дел, обусловлены изменением трудового законодательства.

Ранее норма трудового права, в частности ст. 135 (ч. 3) КЗоТ 1971 года, закрепляла положение об обязанности администрации предприятия, учреждения, организации учитывать при наложении дисциплинарного взыскания тяжесть проступка, причиненный им вред, обстоятельства, при которых он совершен, а также предшествующую работу лица (рабочего или служащего), совершившего дисциплинарный проступок.

В Трудовом кодексе РФ в редакции от 30 декабря 2001 года указанная норма отсутствовала. Восполняя пробел в законодательстве, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 (п. 53) разъясняло, что работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Норма части 3 ст. 135 КЗоТ восстановлена Федеральным законом от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации" путем введения части 5 ст. 192 ТК РФ, согласно которой при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Указанные изменения законодательства не учитываются судами, что приводит к судебным ошибкам.

Так, решением Рузского районного суда Московской области отказано в удовлетворении требований гражданки С. к муниципальному учреждению дополнительного образования (детская музыкальная школа) в части восстановления на работе.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что истица неоднократно в течение года привлекалась к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, выразившееся в отказе сдать на проверку индивидуальные планы учащихся, отсутствии на отборочном прослушивании к конкурсу пианистов.

Кроме того, суд указал, что истицей без уважительных причин был пропущен месячный срок для обращения в суд за защитой нарушенного права.

С указанными выводами суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум указал, что работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ, что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может.

Судом не было учтено, что общий стаж работы С. составляет 29 лет, из них педагогический - 23 года, ответчица к дисциплинарной ответственности ранее не привлекалась, имеет первую квалификационную категорию.

Не согласился Президиум и с выводом суда о пропуске истицей срока на обращение в суд, поскольку судом не было принято во внимание, что истица обратилась в суд незамедлительно после получения ответа на свое обращение по данному вопросу из Государственной инспекции труда в Московской области.

Указанные обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, судом учтены не были.

Приведенный пример показывает, что выяснение обстоятельств, а также степени вины работника при совершении проступка является гарантией от необоснованного привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

При этом на работодателе лежит обязанность не только доказать факт совершения проступка, но и представить доказательства того, что при применении взыскания им учтена тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ст. 192 ТК РФ). Важен учет предшествующего поведения работника, его отношение к труду в целом.

Наложение дисциплинарного взыскания без учета тяжести проступка и степени вины работника является основанием для снятия дисциплинарного взыскания с работника, восстановления работника на работе (п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Таким образом, в тех случаях, когда работодателем нарушен порядок увольнения работника либо не учтены иные гарантии, установленные законодательством, увольнение признается незаконным.

Незаконным является и увольнение работника при отсутствии оснований для увольнения.

Вместе с тем, если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основания для расторжения договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и/или причины увольнения, суд в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Трудового кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующую статью, часть статьи, пункт статьи Трудового кодекса или иного федерального закона исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды допускают ошибки при применении ч. 5 ст. 394 ТК РФ.

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба ООО "Энергоинжмаш" на решение Видновского городского суда Московской области от 14 июля 2008 года, которым было признано незаконным увольнение гражданина К. - генерального директора общества "Энергоинжмаш" по п. 9 ст. 81 ТК РФ.

С ООО в пользу К. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24 марта 2008 года по 14 июля 2008 года в размере 958303,32 руб. и компенсация морального вреда 5000 рублей.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных п. 9 ст. 81 ТК РФ (принятие необоснованного решения руководителем организации, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации), для увольнения гражданина К.

С данным выводом суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда.

Президиум Московского областного суда также нашел указанные выводы суда правильными.

Вместе с тем Президиум указал, что суд не учел, что 11 февраля 2008 года на внеочередном собрании участников ООО было принято решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора К. и расторжении с ним трудового договора.

11 марта 2008 года на внеочередном общем собрании участников решение от 11 февраля 2008 года было пересмотрено и принято новое - о расторжении договора с К. по п. 9 ст. 81 ТК РФ. Решение общего собрания от 11 марта 2008 года принято в период болезни истца.

Вместе с тем еще 12 февраля 2008 года К. подал заявление о досрочном расторжении трудового договора на основании ст. 280 ТК РФ.

24 марта 2008 года истец получил трудовую книжку с записью об увольнении по п. 9 ст. 81 ТК РФ.

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса, указав дату увольнения с 24 марта 2008 года.

Однако суд, признав увольнение незаконным, руководствуясь ч. 7 ст. 394 ТК РФ, изменил формулировку основания увольнения, а также дату увольнения с 24 марта 2008 года на дату вынесения решения судом - 14 июля 2008 года.

Вывод суда об изменении даты увольнения Президиум признал не соответствующим ч. 5 ст. 394 ТК РФ, поскольку суд установил, что истец подлежал увольнению с работы, однако основания увольнения закону не соответствовали, в этой связи дата увольнения не подлежала изменению.

Поскольку дата увольнения К. не подлежала изменению, суд был также не вправе взыскивать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24 марта 2008 года по день вынесения решения - 14 июля 2008 года.

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ.

Принимая во внимание отсутствие в материалах дела данных о том, что неправильная формулировка основания или причины увольнения препятствовали поступлению К. на работу, а также то, что требования о взыскании заработной платы по данным основаниям К. не заявлялись, Президиум признал вывод суда об удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 24 марта 2008 года по день вынесения судом решения - 14 июля 2008 года в размере 958303,32 рубля не соответствующим требованиям ст. 394 ТК РФ, а поэтому во взыскании указанных сумм отказал.

Таким образом, при рассмотрении данного дела суд, применив ч. 7 ст. 394 ТК РФ вместо ч. 5 ст. 394 ТК РФ к возникшим правоотношениям, неправильно осуществил выбор нормы права, подлежащей применению.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными и привели к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части и принятию нового решения об отказе в удовлетворении требований о взыскании заработка за время вынужденного прогула.

В соответствии со ст. 38 (ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей. Конституционное право на воспитание детей одним из родителей реализуется при предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Данному праву корреспондирует обязанность работодателя по предоставлению отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

В соответствии с частью 2 статьи 256 ТК РФ отпуск по уходу за ребенком в возрасте до трех лет может быть также предоставлен отцу ребенка, бабушке, деду и любому другому родственнику, фактически осуществляющему уход за ребенком.

Судебная практика Президиума показывает, что при рассмотрении данной категории споров судами неправильно определяются обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, что влечет отмену судебных постановлений.

Решением Павлово-Посадского городского суда были удовлетворены исковые требования гражданки И. к администрации городского округа Электрогорск, ответчик обязан судом предоставить И. отпуск по уходу за внучкой А. 2008 года рождения до достижения ребенком возраста трех лет.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что истица длительное время имеет листок нетрудоспособности, а поэтому не имеет возможности постоянно осуществлять уход за ребенком. Должность истицы ответчиком сокращена, она подлежит увольнению после выхода на работу. В этой связи судебная коллегия пришла к выводу о том, что отпуск истице не должен предоставляться.

Удовлетворяя надзорную жалобу И. и отменяя определение судебной коллегии с оставлением в силе решения суда, Президиум указал, что наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.

Таким образом, приведенный пример позволяет констатировать, что судебная коллегия ограничила права истицы условиями, которые не были предусмотрены законом как основания для отказа в предоставлении отпуска, в этой связи истица была незаконно лишена гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Подготовлено судьей
Московского областного суда
Т.А. Петровой


Copyright © Logos-pravo.ru
При копировании гиперактивная ссылка "Logos-pravo.ru" обязательна.
 
Новое на сайте
 

Развод, раздел имущества супругов, дети, алименты

Уровень шума в квартире

Размер алиментов

Жалоба по КоАП РФ

Расселение аварийного дома

Иски в суд, ходатайства

       
Расчет госпошлины     |     Реквизиты для уплаты госпошлины в суд
     Студия «Граф» - создание сайтов