ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ НА САЙТЕ

Получить бесплатную юридическую консультацию вы можете у наших коллег в регионе вашего проживания, заполнив поле всплывающего окна в правом нижнем углу экрана, либо перейдя по ссылке. Также можно позвонить по телефону:

РУБРИКИ:

Автострахование

Административное право

Гражданское право, ГК РФ

Жилищные споры

Участие в долевом строительстве

Защита прав потребителей

Земельные споры

Семейные споры

Трудовые споры, пенсии

 
 
 
 

Восстановление на работе, незаконное увольнение. Обзор судебной практики

В приведенном Обзоре судебной практики анализируются дела по искам граждан, оспаривающих законность увольнения по следующим основаниям:

  • Увольнение по п. 2 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников);
  • Увольнение по п. 6 ст. 81 ТК РФ (пп. "а", "б") (однократное грубое нарушение трудовых обязанностей);
  • Увольнение по п. 5 ст. 81 ТК РФ (неоднократное неисполнение работником трудовых обязанностей);
  • Увольнение по п. 8 ст. 81 ТК РФ (за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы);
  • Увольнение по п. 10 ст. 81 ТК РФ (однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей);
  • Увольнение по п. 2 ст. 278 ТК РФ (расторжение трудового договора с руководителем организации);
  • Увольнение по п. 2 ст. 77 ТК РФ (по истечении срока трудового договора);
  • Увольнение по ст. 80 ТК РФ (по собственному желанию);
  • Увольнение по п. 5 ст. 83 ТК РФ (прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в связи с признанием работника полностью неспособным к трудовой деятельности);
  • Увольнение по основаниям, предусмотренным Законом РФ "О милиции";
  • Увольнение по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики:
Увольнение работника по статье 81 ТК РФ по инициативе
работодателя
. Судебная практика


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОБЗОР
практики рассмотрения судами Калининградской области
в 2008 году гражданских дел о восстановлении на работе

(извлечение)

В соответствии с планом работы на 2009 год судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда проведено изучение практики рассмотрения судами области дел о восстановлении на работе, рассмотренных в 2008 году.
Согласно статистическим данным за указанный период районными (городским) судами области окончено 307 дел данной категории, из них 227 дел рассмотрено с вынесением решений (74%). При этом по 113 делам исковые требования удовлетворены (36,8% от общего числа рассмотренных по существу), по 114 делам в исках отказано (37,1%). Прекращено производством 57 дел, что составляет 18,5% от общего количества оконченных дел, 5 дел оставлено без рассмотрения (1,6%).
В этом же году в кассационном порядке обжаловано 130 решений по делам о восстановлении на работе, из которых оставлено без изменения 113, отменено с возвращением дела на новое рассмотрение - 7, с вынесением нового решения - 8, с прекращением дела - 1. Стабильность судебных решений по указанной категории дел в 2008 году составила 87%.
Согласно статистическим данным в 2007 году районными (городскими) судами области было окончено 263 таких дела, из которых 168 рассмотрено с вынесением решений (63,8%). При этом по 77 делам исковые требования удовлетворены (29,3% от общего числа рассмотренных по существу), по 91 делу в исках отказано (34,6%). Прекращено производством 76 дел, что составляет 28,9% от общего количества оконченных дел, 9 дел оставлено без рассмотрения (3,4%).
В кассационном порядке в 2007 году было обжаловано 97 решений, из которых оставлено без изменения 85, отменено с возвращением дела на новое рассмотрение - 9, с вынесением нового решения - 3. Таким образом, стабильность судебных решений составила 87,6%.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что по сравнению с 2007 годом число граждан, обратившихся в суды с исками о восстановлении на работе в 2008 году, возросло (с 263 до 307 дел - рост составил 16,7%). Существенно увеличилось количество удовлетворенных исков (с 77 до 113, или 46,7%), количество дел, по которым вынесены решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, по сравнению с 2007 годом также возросло (с 91 до 114 дел - рост составил 25,2%). Несколько увеличилось и количество дел, производство по которым прекращено - рост составил 33,3%, количество исков, оставленных без рассмотрения, увеличилось с 5 до 9.
Всего на обобщение поступило 220 гражданских дел. По 157 делам были вынесены решения, из которых по 70 делам иски были удовлетворены полностью или частично, отказано в иске по 87 делам. Прекращено производство в связи с утверждением мирового соглашения, а также в связи с отказом истцов от заявленных требований 57 дел. Оставлено без рассмотрения 6 дел.
Дела, поступившие на обобщение, по основаниям увольнения характеризуются следующим образом:
......................

Анализ дел, поступивших на обобщение, свидетельствует о том, что чаще всего граждане обращаются в суды с исками о восстановлении на работе, оспаривая увольнение в связи с сокращением численности или штата работников, в связи с увольнением за нарушение или неисполнение трудовых обязанностей, также оспаривают законность увольнения по собственному желанию, в связи с истечением срока трудового договора. Не уменьшается, по сравнению с прошлым периодом, и количество дел о восстановлении на работе граждан, уволенных на основании Закона РФ "О милиции" и на основании ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Обобщение показало, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе суды в основном правильно применяют нормы материального права, однако имеют место и ошибки, а также нарушение норм процессуального права, которые влекут отмену состоявшихся по делам решений.

Увольнение по п. 2 ст. 81 ТК РФ
(сокращение численности или штата работников)

Разрешая дела лиц, уволенных с работы по указанному основанию, необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по п. 2 ст. 81 ТК РФ возможно при условии, что работник не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 ТК РФ).

Кроме того, необходимо учитывать положения ч. 3 ст. 81 ТК РФ, в соответствии с которой увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.

При этом судам необходимо учитывать, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Проверяя соблюдение работодателем закона при увольнении работника по п. 2 ст. 81 ТК РФ, суду необходимо выяснять, какие вакантные должности, как соответствующие квалификации истца, так и нижестоящие, имелись с момента предупреждения работника о предстоящем увольнении до момента его увольнения по указанному выше основанию. Для этого необходимо истребовать и исследовать штатные расписания предприятия, учреждения, организации, действовавшие там до принятия работодателем решения о сокращении штата и после этого, приказы (книги) о приеме на работу и увольнении в указанный период времени.

Ошибки при рассмотрении дел данной категории связаны с невыполнением или ненадлежащим выполнением судами этих положений закона, что ведет к отмене состоявшихся судебных решений.

Так, принимая решение об отказе в иске П.Ю.Н. о восстановлении на работе в должности начальника участка рыбообработки пос. М., уволенного по п. 2 ст. 81 ТК РФ, суд исходил из того, что решение о сокращении занимаемой им должности было принято 24 апреля 2007 года, от предложенной вакантной должности инженера по технике безопасности и пожарной безопасности он отказался, других вакантных должностей у работодателя не было, поэтому ответчик обоснованно уволил П.Ю.Н. с работы 31 июля 2007 года.

При этом при рассмотрении дела в суде первой инстанции истец ссылался на то, что предложенная ему должность инженера по технике безопасности и пожарной безопасности не соответствовала имеющейся у него квалификации и для ее занятия требовалось пройти соответствующее обучение, которое ему пройти не предлагали. В то же время, в рыболовецком колхозе имеется строительный цех, расположенный в пос. М., куда принимались новые работники в период с 31 мая 2007 года по 31 июля 2007 года, т.е. после предупреждения истца об увольнении и до издания приказа о его увольнении. Работу в этом цехе ему не предлагали, хотя он был согласен на любую работу. Ответчик в судебном заседании настаивал на том, что в штатном расписании строительный цех отсутствует, имеется лишь штатная должность прораба, которая вакантной не являлась, остальные работники принимались на работу временно по гражданско-правовым договорам. Однако эти доводы ответчика судом проверены не были.

Между тем, в материалах дела имелись доказательства того, что строительный цех в рыбколхозе имеется и там работают лица не по гражданско-правовым договорам, временно, а на постоянной основе, что подтверждается содержанием приказов о приеме на работу рабочего Г.А.А. с 3 июля 2007 года, который работал там с сентября 2006 года.

Из представленных приказов также следует, что 3 июля 2007 года оттуда был уволен другой рабочий - П.С.Н., однако занимаемая им должность, которая была вакантна, не была предложена истцу.

С учетом имеющихся в материалах дела доказательств кассационная инстанция отменила решение суда в части отказа в иске о восстановлении на работе и приняла новое решение об удовлетворении заявленных требований, признав, что работодатель не выполнил в полной мере требования ч. 3 ст. 81 ТК РФ. (Дело Славского районного суда, судья Радченко И.И.).

Имеют место случаи увольнения работников по п. 2 ст. 81 ТК РФ, без учета гарантий, установленных Трудовым кодексом РФ для отдельных категорий граждан.

Принимая решение о восстановлении на работе лаборанта Озерского техникума природообустройства Р.А.В., уволенной по указанному основанию, суд обоснованно исходил из того, что она является одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, и из положений части 4 ст. 261 ТК РФ, согласно которой не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5-8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ или п. 2 ст. 336 ТК РФ. (Озерский районный суд, судья Карницкая А.В.).

Нередки случаи увольнения работников по сокращению штата, являющихся членами профсоюза или руководителями профсоюзных органов, без соблюдения процедуры их увольнения и учета мнения выборного профсоюзного органа либо согласия вышестоящего профсоюзного органа, что влечет признание увольнения незаконным и восстановление работников на работе в прежней должности.

Оставляя без изменения решение суда о восстановлении на работе главной медицинской сестры МУЗ "О." М.С.Е., уволенной по п. 2 ст. 81 ТК РФ без согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа, кассационная инстанция исходила из того, что факт избрания истицы председателем первичной профсоюзной организации МУЗ "Озерская ЦРБ" установлен представленным решением собрания членов первичной профсоюзной организации больницы, о чем администрация больницы была уведомлена. Согласно ст. 374 ТК РФ руководители выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, не освобожденные от основной работы, могут быть уволены по п. 2 ст. 81 ТК РФ помимо соблюдения общего порядка увольнения только с согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа. То обстоятельство, что в вышестоящий профсоюзный орган работодатель не обращался и согласие областного комитета профсоюза работников здравоохранения на увольнение М.С.Е. получено не было, ответчиком не оспаривалось. (Озерский районный суд, судья Кузнецов М.В.).

Разрешая дела о восстановлении на работе лиц, уволенных по сокращению штата, суду необходимо проверять, действительно ли имело место сокращение штата или численности работников и с какого времени.

Так, принимая решение о восстановлении на работе в Светлогорском отделении Калининградского филиала ФГУП "Р." М.Т.А. в должности специалиста по электронной базе данных, суд исходил из того, что увольнение работника по п. 2 ст. 81 ТК РФ возможно лишь в том случае, если сокращение численности или штата работников действительно имело место, а на момент увольнения М.Т.А. новое штатное расписание, в котором отсутствовала должность, занимаемая истицей, не было согласовано с руководителем ФГУП "Р." и оно не было введено в действие.

Оставляя это решение суда без изменения, кассационная инстанция согласилась с тем, что до утверждения нового штатного расписания и введения его в действие ответчик не вправе был увольнять истицу с работы по сокращению штата. (Светлогорский городской суд, судья Маношина М.А.).

Имели место случаи, когда суд выносил решение о восстановлении на работе лиц, уволенных по сокращению штата в связи с тем, что приказ об увольнении был подписан не уполномоченным на это лицом.

Л.Н.Ю., уволенная с работы в МУП "Ж." МО "Зеленоградский район" с должности заместителя директора по сокращению штата, была восстановлена на работе в связи с тем, что приказ о ее увольнении был подписан начальником этого предприятия, который, по мнению суда, не был наделен полномочиями на ее увольнение. Суд исходил из того, что согласно положениям Устава предприятия назначение на должность заместителя директора МУП "Ж." и увольнение с этой должности производятся распоряжением главы муниципального образования и именно им с истицей был заключен трудовой договор, копия которого приобщена к материалам дела.

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что вопрос об увольнении истицы был решен не уполномоченным на то лицом, и оставила решение суда без изменения. (Зеленоградский районный суд, судья Кузьминов А.А.).

Имеют место случаи увольнения работников в период их временной нетрудоспособности. Необходимо помнить, что это является основанием для принятия решения о восстановлении этих лиц на работе.

Согласно ч. 6 ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Разрешая дело о восстановлении на работе Б.Г.Я., работавшей в УВД Калининградской области полотером материально-технического отдела, уволенной по сокращению штата, и принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что сокращение штата действительно имело место, положения ст. 180 ТК РФ ответчиком при увольнении истицы были выполнены.

В то же время, суд не учел, что приказ об увольнении Б.Г.Я. был издан в период ее временной нетрудоспособности, причем работодатель до издания приказа знал о том, что истица была больна. После представления ею больничного листка ответчик издал приказ, которым изменил дату увольнения Б.Г.Я. Суд посчитал эти действия работодателя правомерными.

Отменяя решение суда в этой части и принимая по делу новое решение, которым были удовлетворены требования истицы о восстановлении на работе, судебная коллегия указала, что с учетом действующего трудового законодательства после расторжения трудового договора по инициативе работодателя последний не вправе без согласия уволенного работника вносить какие-либо изменения в приказ об увольнении, в том числе и в части изменения даты увольнения. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Кулешова Е.А.).

Увольнение по п. 6 ст. 81 ТК РФ (пп. "а", "б")
(однократное грубое нарушение трудовых обязанностей)

Следует отметить, что количество дел по спорам о законности увольнения работников по указанному основанию по сравнению с прошлыми годами не уменьшается. Суды в основном правильно разрешали дела этой категории, однако имели место и случаи неправильного применения закона.

При рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, именно работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует учитывать, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Если трудовой договор расторгнут по пп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию возможно только в том случае, если прогул имел место по неуважительной причине.

Обращаясь в суд с иском о признании незаконным приказа об увольнении по пп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ и изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию, М.А.А. ссылался на то, что был уволен за прогулы, совершенные им 16 мая и 19 мая 2008 года. Однако отсутствие его на работе в указанные дни нельзя считать прогулами, поскольку 15 мая 2008 года он подал заявление об увольнении по собственному желанию с 15 мая 2008 года и в связи с этим не выходил на работу.

Отказывая в удовлетворении указанных требований, суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 года N 63, содержащимися в пункте 39, увольнение работника по пп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ возможно за оставление без уважительных причин работы лицом, заключившим трудовой договор на неопределенный срок, без предупреждения работодателя о расторжении трудового договора, а равно и до истечения двухнедельного срока предупреждения.

М.А.А., подав 15 мая 2008 года заявление об увольнении с 15 мая 2008 года, не согласовал дату увольнения с работодателем, в связи с чем не вправе был самовольно оставлять место работы.

Оставляя это решение суда первой инстанции без изменения и соглашаясь с указанным выводом, кассационная инстанция исходила из положений ст. 80 ТК РФ, согласно которой работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, и только по соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут до истечения двухнедельного срока предупреждения. По делу установлено, что такого соглашения между М.А.А. и работодателем достигнуто не было. (Гурьевский районный суд, судья Шкарупина С.А.).

Разрешая дело по иску Ц.А.В., работавшего станочником в ООО "Ф." и уволенного за прогул, который, по мнению работодателя, имел место 29 февраля 2008 года и выразился в том, что в этот день истец не вышел на работу в 3-ю смену с 00 часов до 8 часов, суд признал его увольнение незаконным и восстановил на работе в прежней должности.

Принимая такое решение, суд установил, что работа истца носила сменный характер и продолжительность одной смены составляла 8 часов. Он работал на одном станке с Д., сменяя друг друга. Доводы представителя работодателя о том, что смена истца 29 февраля 2008 года согласно представленному графику сменности была указана как 3-я, суд не принял во внимание исходя из установленных обстоятельств. Так, в представленном ответчиком графике указано, что и Ц.А.В., и Д. должны были работать 29 февраля 2009 года в 3-ю смену, что исключается в связи с тем, что они работают на одном станке. Это обстоятельство было подтверждено и бригадиром участка, на котором работали истец и Д.

Д., допрошенный в качестве свидетеля, пояснил, что он 29 февраля 2008 года работал не в 3-ю, а в 1-ю смену до 16 часов и сменил его Ц.

Никто из допрошенных по этим обстоятельствам свидетелей не подтвердил доводов работодателя о том, что Ц.А.В. 29 февраля 2008 года должен был по графику работать в 3-ю смену. Кроме того, суд установил, что графики сменности на предприятии не составляются. Режим работы определяется на неделю мастером и устно доводится до сведения рабочих.

Истец ссылался на то, что 29 февраля 2008 года он работал во вторую смену, а на третью смену ему действительно предлагали остаться, но он с этим не согласился, поскольку не мог сделать этого физически, так как накануне работал непрерывно 27 февраля 2008 года с 16 часов до 24 часов и 28 февраля 2008 года с 00 часов до 8 часов и нуждался в отдыхе, о чем заранее, 28 февраля 2008 года, предупредил мастера.

С учетом представленных доказательств суд сделал правомерный вывод о том, что доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что истец 29 февраля 2008 года не вышел на работу в 3-ю смену без уважительных причин, ответчик не представил, а это является в силу закона обязанностью работодателя. (Черняховский городской суд, судья Чернова Н.А.).

Имеют место случаи, когда работники оспаривают незаконность своего увольнения при отсутствии приказа об увольнении.

Так, В.Е.В. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе к ООО "М.", указав, что была принята на работу продавцом. 8 мая 2008 года не смогла выйти на работу в связи с отравлением, позвонила работодателю, предупредив об этом, и в ответ получила сообщение по СМС, что уволена с работы за прогул. Считая, что оснований для увольнения не было, так как ее невыход на работу был вызван уважительной причиной, просила удовлетворить заявленные требования.

С учетом того, что приказ об увольнении истицы за прогул представлен не был и работодатель заявил о том, что такой приказ не издавался, что В.Е.В. числится работающей и в любое время может приступить к исполнению своих обязанностей, суд отказал в удовлетворении заявленных требований, сославшись на указанные обстоятельства и на то, что доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что увольнение истицы по пп. "а" ч. 6 ст. 81 ТК РФ состоялось, суду не представлено. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Королева Н.С.).

Имеют место случаи неправильного применения судами положений ч. 1 ст. 261 ТК РФ, согласно которой расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Так, рассматривая дело по иску Б.И.В. о восстановлении на работе, уволенной по пп. "а" ч. 6 ст. 81 ТК РФ за отсутствие без уважительных причин на работе 14 мая 2008 года и ссылавшейся на то, что в этот день она находилась на приеме у врача в женской консультации по поводу беременности, суд, отказывая в иске, исходил из того, что факт нахождения Б.И.В. на приеме у врача в этот день своего подтверждения не нашел.

В то же время, суд не принял во внимание то обстоятельство, что в момент увольнения истицы она была беременна, посчитав, что ею допущено злоупотребление правом, поскольку на момент издания приказа об увольнении Б.И.В. не представила справку, подтверждающую, что она беременна, и не указывала на это в своей объяснительной от 14 июля 2008 года.

Не соглашаясь с этим выводом суда, отменяя его решение и принимая новое, которым Б.И.В. восстановлена на работе, кассационная инстанция указала на то, что из имеющихся в деле материалов усматривается, что на момент увольнения истицы она находилась в состоянии беременности, о чем свидетельствует справка МУЗ "Г.", согласно которой Б.И.В. с 11 июля 2008 года состоит на соответствующем учете в связи с беременностью 6/8 недель.

Сам по себе факт, что указанная справка была представлена истицей по истечении 3 дней после издания приказа об увольнении, не мог свидетельствовать о злоупотреблении Б.И.В. своим правом, поскольку из отзыва работодателя на исковое заявление следует, что о нахождении истицы в состоянии беременности ему стало известно от нее в момент ознакомления с приказом об увольнении. Таким образом, ответчику стало известно об обстоятельствах, препятствующих увольнению истицы, до завершения процесса увольнения, в связи с чем он должен был проверить заявление Б.И.В. и отменить незаконный приказ. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Королева Н.С.).

При разрешении споров, связанных с увольнением работников по пп. "б" ч. 6 ст. 81 ТК РФ (появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения), необходимо иметь в виду, что по этому основанию могут быть уволены работники, находившиеся в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей в таком опьянении. При этом не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с указанным состоянием.

Необходимо также учитывать, что увольнение по этому основанию может последовать и тогда, когда работник в рабочее время находился в таком состоянии не на своем рабочем месте, но на территории данной организации либо он находился на территории объекта, где по поручению работодателя должен был выполнять трудовую функцию.

По делу о восстановлении на работе З.С.А., уволенного с работы из ООО "Н." за появление на работе в нетрезвом состоянии, суд отказал в удовлетворении его требований, поскольку факт нахождения истца в нетрезвом состоянии был подтвержден медицинским заключением, а довод З.С.А. о том, что его увольнение является незаконным в связи с тем, что несмотря на наличие медицинского заключения он был допущен к работе, суд не принял во внимание, указав на то, что это обстоятельство с учетом разъяснений, содержащихся в п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года в редакции от 28 декабря 2006 года N 63 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", не имеет юридического значения и основанием для признания увольнения незаконным не является.

Состояние алкогольного либо иного опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.

Отказывая В.Ф.Т., уволенному с работы из Гвардейского военкомата за появление на работе в нетрезвом состоянии, в удовлетворении иска о восстановлении на работе, суд сослался на то, что факт его нахождения на работе в нетрезвом состоянии подтвержден актом, докладной начальника хозчасти, показаниями лиц, составивших акт, и другими работниками. Довод истца о том, что доказательством его нахождения в нетрезвом состоянии может являться только медицинское заключение, которое у работодателя отсутствует, обоснованно не принят судом во внимание, поскольку не основан на законе. С этим выводом согласилась и кассационная инстанция, оставившая решение суда без изменения. (Гвардейский районный суд, судья Салахова Н.Р.).

Разрешая требование о восстановлении на работе лиц, уволенных с работы по п. "г" ч. 6 ст. 81 ТК РФ, суды правильно исходили из того, что по указанному основанию могут быть уволены работники, совершившие хищение (в том числе мелкое) чужого имущества, растрату, умышленное его уничтожение или повреждение, при условии, что указанные неправомерные действия были совершены ими по месту работы и их вина установлена вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Принимая решение о восстановлении на работе в ООО "А." И.С.А., работавшего там водителем-экспедитором и уволенного за хищение имущества предприятия, суд обоснованно исходил из того, что приговора суда либо постановления органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях, которыми бы была установлена вина истца в совершении хищения на момент увольнения и на момент рассмотрения дела, не было. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Королева Н.С.).

Увольнение по п. 5 ст. 81 ТК РФ
(неоднократное неисполнение работником
трудовых обязанностей)

При разрешении споров лиц, уволенных по п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Таким образом, увольнение по указанному основанию возможно, если нарушение, являющееся поводом к увольнению, имело место после применения последнего дисциплинарного взыскания либо продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Восстанавливая на работе С.С.П., работавшую начальником отдела кадров в ООО "Б.", откуда она была уволена по п. 5 ст. 81 ТК РФ, суд пришел к выводу, что оснований для ее увольнения по указанному основанию не имелось. При этом суд отменил как незаконные приказы о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности, которые учитывались работодателем при издании приказа о ее увольнении. Кроме того, суд исходил из того, что даже если бы эти приказы имели законную силу, то истица все равно подлежала восстановлению на работе в связи с тем, что поводом к ее увольнению послужил факт ненадлежащего исполнения ею своих обязанностей, имевший место до привлечения к дисциплинарной ответственности.

Оставляя решение суда в этой части без изменения, кассационная инстанция учитывала, что, увольняя С.С.П. по п. 5 ст. 81 ТК РФ, работодатель сослался в приказе в подтверждение факта неоднократного нарушения ею своих трудовых обязанностей на приказы о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности от 18 июня 2008 года и от 27 июня 2008 г., которыми С.С.П. была наказана за проступки, совершенные в июне и июле 2008 года, а поводом к увольнению послужил факт нарушения трудовых обязанностей, имевший место в январе 2008 года, т.е. до привлечения ее к дисциплинарной ответственности, что недопустимо. (Черняховский городской суд, судья Лялякина Ж.Ю.).

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по п. 5 ст. 81 ч. 1 ТК РФ, на ответчика возложена обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора. Необходимы также доказательства того, что работодателем был соблюден предусмотренный ст. 193 ТК РФ порядок увольнения.

Принимая решение о восстановлении на работе К.О.Ю. в должности механика гаража в ОАО "Ч.", уволенного по п. 5 ст. 81 ТК РФ за то, что он не выполнил указание о составлении карты ремонта автомобиля, суд исходил из того, что этот факт не нашел своего подтверждения. Работодатель в подтверждение наличия основания для увольнения представил докладную начальника ОТК о том, что карта ремонта не была заведена. В то же время, истцом представлена копия карты ремонта автомобиля, оформленная им и утвержденная заместителем директора гаража. На основании этой карты были произведены ремонтные работы, о чем сделана соответствующая отметка на этой карте, и на этом документе имеется отметка об объеме выполненных работ, проверенных работником ОТК, что при рассмотрении дела подтвердили свидетели. (Черняховский городской суд, судья Лялякина Ж.Ю.).

Увольнение по п. 8 ст. 81 ТК РФ
(за совершение работником, выполняющим воспитательные
функции, аморального проступка, несовместимого
с продолжением данной работы)

При рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми прекращен в связи с совершением аморального проступка, несовместимого с продолжением работы, следует исходить из того, что по этому основанию допускается увольнение только тех работников, которые занимаются воспитательной деятельностью, например, учителей, преподавателей учебных заведений, мастеров производственного обучения, воспитателей детских учреждений, и независимо от того, где совершен аморальный проступок: по месту работы или в быту.

Рассматривая дело по иску А.С.В., работавшей социальным работником в "Р." и уволенной по п. 8 ст. 77 ТК РФ, суд принял решение об удовлетворении заявленных требований, поскольку установил, что истица была принята на работу на должность помощника воспитателя, которая затем была переименована в должность социального работника. Истица не имеет педагогического образования, которое и не предусмотрено ее должностной инструкцией. При этом в ее трудовые обязанности входила санитарная обработка помещений, гигиенический уход за детьми, подготовка помещений для занятий с детьми и другие обязанности, не связанные с воспитательными функциями. (Краснознаменский районный суд, судья Осьмакова Е.Н.).

По другому делу, по иску Ч.В.П., работавшего мастером производственного обучения в ГОУ ПУ N 9 и уволенного с работы по п. 8 ст. 81 ТК РФ за то, что 3 октября 2007 года после празднования 60-летия училища он в помещении училища нанес побои мастеру производственного обучения М.В.С. и нецензурно оскорблял старшего мастера З.З.Н., суд отказал в удовлетворении заявленных требований, не приняв во внимание довод истца о том, что конфликт имел место в отсутствие учащихся.

Оставляя это решение суда без изменения, кассационная инстанция указала на то, что педагог, допустивший своим поведением серьезное нарушение сложившихся в обществе норм нравственности, не должен быть допущен к деятельности по обучению и воспитанию подростков. Совершение истцом аморального проступка делает невозможным продолжение им воспитательных функций. (Ленинградский районный суд г. Калининград, судья Королева Н.С.).

Разрешая дела лиц, уволенных по указанному основанию, необходимо иметь в виду, что если виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен соответственно по п. 7 или 8 ст. 81 ТК РФ при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного ст. 193 ТК РФ.

Если же виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то трудовой договор может быть расторгнут по п. 7 или 8 ст. 81 ТК РФ, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем.

Увольнение по п. 10 ст. 81 ТК РФ
(однократное грубое нарушение руководителем организации
(филиала, представительства), его заместителями
своих трудовых обязанностей)

Работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по п. 10 ст. 81 ТК РФ с руководителем организации или его заместителем, если ими было допущено однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей.

Вопрос о том, являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела. При этом обязанность доказать, что такое нарушение в действительности имело место и носило грубый характер, лежит на работодателе.

В качестве грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем организации, его заместителями следует, в частности, расценивать неисполнение возложенных на этих лиц трудовым договором обязанностей, которое могло повлечь причинение вреда здоровью работников либо причинение имущественного ущерба организации.

Л.В.В., работавший директором ФГУП "С." МО РФ и уволенный с работы по п. 10 ст. 81 ТК РФ, обратился в суд с иском о восстановлении на работе, считая увольнение по указанному основанию незаконным. Он указывал, что 5 июня 2008 года на борту судна "Е.", находящегося в доке завода на ремонте, произошел взрыв в топливной цистерне с последующим пожаром, в результате чего погибло 9 человек и один человек пропал без вести. Поскольку непосредственной причиной произошедшего явилось нарушение правил техники безопасности членами экипажа - несанкционированное использование открытого огня в районе топливной цистерны, считал, что не допустил нарушения трудовой дисциплины, которое могло послужить основанием для его увольнения по п. 10 ст. 81 ТК РФ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что в результате проверки было установлено, что взрыв на судне имел место в связи с нарушением действующих нормативных актов, возлагающих на предприятие обязанность по выполнению определенных действий до постановки судна на ремонт. Так, судно перед постановкой в док не было осмотрено надлежащим образом, не был составлен акт, в котором необходимо было отразить, что оно допущено к производству ремонтных работ с наличием топлива и масла, с указанием на его количество, где оно размещено и какие мероприятия по технике безопасности должны были быть в связи с этим проведены. Предприятием не было проверено судно на готовность к проведению огнеопасных и взрывоопасных работ. Безопасные условия работы и охрана труда работникам предприятия в лице его руководителя обеспечены не были, что действительно могло повлечь и повлекло повреждение вреда здоровью и жизни работников предприятия. (Балтийский городской суд, судья Евченко М.И.).

Увольнение по п. 2 ст. 278 ТК РФ
(расторжение трудового договора с руководителем организации)

В соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом решения о прекращении трудового договора.

В случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ при отсутствии виновных действий ему в соответствии со ст. 279 ТК РФ выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего заработка.

С учетом приведенных норм закона, суду необходимо прежде всего проверять полномочия органа, принявшего решение о таком увольнении руководителя, и соблюдение процедуры увольнения.

Рассматривая дело по иску Ф.О.С. и принимая решение об удовлетворении ее требований о восстановлении на работе в ЗАО "Т." в должности генерального директора, суд исходил из того, что увольнение истицы с этой должности на основании решения совета директоров ЗАО "Т." от 11 апреля 2008 года является незаконным, поскольку этот совет был не вправе решать этот вопрос в связи с тем, что была нарушена процедура проведения внеочередного собрания акционеров ЗАО по вопросу избрания нового состава совета директоров, состоявшегося 10 апреля 2008 года.

Отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и принимая новое решение, которым Ф.О.С. отказано в удовлетворении заявленных требований, кассационная инстанция указала, что в соответствии со ст. 65 ФЗ "Об акционерных обществах" и с Уставом ЗАО "Т." досрочное прекращение полномочий генерального директора общества отнесено к компетенции совета директоров. Это свидетельствует о том, что решение о досрочном прекращении полномочий истицы принято уполномоченным органом.

Решения, принятые 10 апреля 2008 года внеочередным собранием акционеров о досрочном прекращении полномочий прежнего совета директоров и избрании нового состава совета, в установленном законом порядке недействительными не признаны. Ф.О.С., не являющаяся акционером ЗАО "Т.", не вправе в соответствии со ст. 52 Закона "Об акционерных обществах" их оспаривать. При таких обстоятельствах суд не вправе был входить в оценку законности избрания акционерами нового состава совета директоров. (Балтийский районный суд г. Калининграда, судья Нагаева Т.В.).

С.С.А., обращаясь в суд с иском о восстановлении на работе в должности директора Калининградского областного концертного духового оркестра, уволенный по п. 2 ст. 278 ТК РФ постановлением главы администрации Калининградской области, ссылался на то, что решение об увольнении принято лицом, которое не наделено правом расторжения с ним трудового договора. По его мнению, это подтверждается положениями ч. 2 ст. 273 ТК РФ и тем, что с ним трудовой договор был заключен управляющей организацией - управлением культуры администрации области.

Суд не согласился с этим доводом и в удовлетворении заявленных требований отказал.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, кассационная и надзорная инстанция Калининградского областного суда указали на то, что согласно п.п. 1.2, 5.2 Устава ГУК "Калининградский областной концертный духовой оркестр" его учредителем выступает управление культуры администрации Калининградской области, которое от имени собственника имущества Калининградской области заключает, изменяет и прекращает трудовой договор с руководителем названного ГУК.

В соответствии с положениями ст. 15 Закона Калининградской области от 9 июня 2003 года N 260 "Об управлении и распоряжении государственной собственностью Калининградской области", конкретизированными в п. 2 Порядка назначения руководителей государственных учреждений и государственных унитарных предприятий Калининградской области, утвержденного Постановлением администрации Калининградской области от 19 декабря 2003 года N 697, руководитель государственного учреждения назначается и освобождается от должности постановлением администрации области по представлению органа исполнительной власти области, осуществляющего координацию и регулирование в соответствующих отраслях. Заключение, изменение и расторжение трудовых договоров с руководителем осуществляются руководителем отраслевого органа исполнительной власти области на основании постановления администрации области о назначении руководителя в соответствии с трудовым законодательством.

Основываясь на данных нормативных актах, суд пришел к правомерному выводу о том, что истец уволен управомоченным органом.

Верховный Суд РФ, соглашаясь с указанным выводом, кроме того, указал на то, что положения ч. 2 ст. 273 ТК РФ распространяются на случаи, исключающие возможность заключения трудового договора, то есть когда отношения между руководителем и управляемой им организацией не регулируются трудовым законодательством. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Булатова И.И.).

Разрешая дела лиц, уволенных с работы по п. 2 ст. 278 ТК РФ, необходимо иметь в виду, что хоть для расторжения трудового договора с руководителем организации не требуется совершение работником каких-либо виновных действий, однако работодатель не может действовать произвольно, не принимая во внимание законные интересы организации.

Отказывая Ч.А.В. в удовлетворении иска о восстановлении на работе в должности директора МОУ общеобразовательной школы г. Ладушкина, уволенного по указанному выше основанию, суд ограничился выводом о том, что увольнение руководителей по п. 2 ст. 278 ТК РФ может иметь место и при отсутствии их виновных действий.

Отменяя это решение и направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция, признав этот вывод суда правильным, указала на то, что согласно положениям, содержащимся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 года N 3-П, законодательное закрепление права досрочного прекращения трудового договора с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления такого правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации. Должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом.

Поскольку истец заявлял о том, что его увольнение не отвечает интересам школы, руководителем которой он являлся, что его увольнение было вызвано тем, что он являлся конкурентом на выборах нынешнего главы администрации, эти доводы подлежали проверке и соответствующей оценке, поскольку имеют юридическое значение для разрешения возникшего спора, однако суд этого не сделал. (Багратионовский районный суд, судья Таранова Л.В.).

В соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ (в редакции от 23 марта 2006 года) решение о прекращении трудового договора по указанному основанию в отношении руководителя унитарного предприятия принимается уполномоченным собственником унитарного предприятия органом в порядке, установленном Правительством РФ.

Обращаясь в суд с иском о восстановлении на работе в качестве директора областного государственного предприятия "А.", Д.М.С. ссылался на то, что с учетом изложенных выше положений ч. 2 ст. 278 ТК РФ его увольнение могло иметь место только по результатам аттестации, что предусмотрено Постановлением Правительства РФ от 16 марта 2000 года N 234 "О порядке заключения трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий". То обстоятельство, что до его увольнения аттестация не проводилась, свидетельствует о нарушении порядка увольнения и является основанием для признания увольнения незаконным.

Суд не согласился с этим доводом и отказал в удовлетворении заявленных требований.

Соглашаясь с принятым судом решением, кассационная и надзорная инстанции Калининградского областного суда указали на то, что Постановление Правительства от 16 марта 2000 года N 234 регулирует вопросы заключения трудовых договоров и аттестации только руководителей федеральных государственных унитарных предприятий. Из его содержания следует, что оно направлено на повышение эффективности работы федеральных государственных унитарных предприятий и вопросы заключения трудовых договоров и аттестации руководителей государственных унитарных предприятий субъектов РФ не регулирует.

Принято это Постановление Правительства РФ в 2000 году, до внесения изменений в п. 2 ст. 278 ТК РФ (23.03.2006). После внесения изменений в ч. 2 ст. 278 ТК РФ как на момент увольнения истца, так и в настоящее время Правительством РФ не принято нормативных правовых актов, распространивших действие п. 2 Постановления Правительства РФ от 16 марта 2000 года N 234 на руководителей государственных унитарных предприятий субъектов РФ. Порядок принятия решения об увольнении на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ руководителей иных видов государственных предприятий Правительством РФ по настоящее время не урегулирован. Вместе с тем отсутствие такого правового регулирования не является препятствием для применения ч. 2 ст. 278 ТК РФ. (Октябрьский районный суд г. Калининграда, судья Вайисова О.Ф.).

Разрешая дела о восстановлении на работе лиц, уволенных с работы по п. 2 ст. 278 ТК РФ, необходимо иметь в виду, что увольнение по указанному основанию является, по существу, увольнением по инициативе работодателя и поскольку глава 43 Кодекса, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, лишающих этих лиц гарантии, установленной ч. 6 ст. 81 ТК РФ, в виде общего запрета на увольнение в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске, трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен по п. 2 ст. 278 ТК РФ в период временной нетрудоспособности или в период нахождения в отпуске.

Увольнение по п. 2 ст. 77 ТК РФ
(по истечении срока трудового договора)

Разрешая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что в соответствии со ст. 58 ТК РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ. В случаях, предусмотренных частью второй ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств конкретного дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Суды в основном правильно применяли положения указанных выше законов.

Принимая решение о восстановлении на работе Б.В.Т., работавшего водителем спецавтотехники в ЗАО "Р." и уволенного по окончании срока трудового договора, суд установил, что ЗАО "Р." является постоянно действующей коммерческой организацией, созданной для решения задач по развитию и содержанию материально-технической базы таможенных органов, с осуществлением различных видов деятельности.

С Б.В.Т. впервые был заключен трудовой договор на год 1 декабря 2003 года, который впоследствии продлевался путем подписания дополнительных соглашений до 31 марта 2008 года. При этом должность, которую занимал истец, имелась в штатном расписании, предстоящая работа, на которую принимался Б.В.Т., и условия ее выполнения носили постоянный характер. На основании приказа, изданного при заключении с ним срочного трудового договора, в его трудовую книжку была внесена запись о приеме на работу без указания на ее срочный характер.

Установив факт многократности заключения с истцом срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции, суд обоснованно, с учетом установленных по делу обстоятельств, признал, что трудовой договор с Б.В.Т. заключен на неопределенный срок.

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции. (Балтийский районный суд г. Калининграда, судья Конникова Л.Г.).

По делу по иску Д.Л.С. о восстановлении на работе в ГОУ специальном профессиональном училище закрытого типа г. Немана в должности воспитателя, уволенной ответчиком в связи с окончанием срока трудового договора, суд установил, что истица была принята на работу воспитателем профтехучилища N 18 г. Немана с 1993 года на неопределенный срок. На основании Приказа Министерства образования РФ и управления образования администрации Калининградской области от 12 сентября 2002 года профтехучилище N 18 г. Немана реорганизовано в ГОУ специальное профессиональное училище закрытого типа г. Немана. После реорганизации Д.Л.С. в порядке перевода с 1 января 2003 года была принята на работу в реорганизованное учреждение воспитателем, и с ней был заключен срочный трудовой договор сроком на пять лет. По истечении этого срока истца была уволена по п. 2 ст. 77 ТК РФ в связи с окончанием срока трудового договора.

Принимая решение о восстановлении Д.Л.С. на работе, суд обоснованно исходил из положений ч. 5 ст. 75 ТК РФ (в редакции, действовавшей на момент реорганизации учреждения), согласно которой при реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) организации трудовые отношения с согласия работника продолжаются. Поскольку трудовой договор с истицей в 1993 году был заключен на неопределенный срок, то и после реорганизации профессионального училища N 18, когда Д.Л.С. дала согласие на продолжение трудовых отношений, заключенный с ней трудовой договор продолжает действовать на неопределенный срок, в связи с чем суд сделал правомерный вывод о том, что заключение с ней срочного трудового договора является незаконным.

Кассационная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения. (Неманский городской суд, судья Марочкович Л.А.).

Отказывая Ч.В.И. в удовлетворении требований о восстановлении на работе в ООО "О." и управляющей компании, из которой она была уволена с должности оператора внутренней уборки по окончании срока трудового договора, суд исходил из того, что 20 февраля 2008 года истица была принята на работу по срочному трудовому договору до 13 апреля 2008 года, подписанному ею и ответчиком.

Проверяя доводы истицы о правомерности заключения с ней такого договора, суд учитывал положения ч. 2 ст. 59 ТК РФ, согласно которой трудовой договор может заключаться по соглашению сторон с поступающими на работу пенсионерами по возрасту. Истица относится к этой категории граждан, и такое соглашение между ней и работодателем было достигнуто до заключения трудового договора.

Кроме того, суд установил, что заключение с Ч.В.И. срочного трудового договора было обусловлено заключением 14 февраля 2008 года ООО "О." и Правительством Калининградской области контракта на оказание услуг по уборке административного здания с 14 февраля по 13 апреля 2008 года.

Кассационная инстанция согласилась с выводами районного суда и оставила его решение без изменения. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Королева Н.С.).

В соответствии с п. 2 ст. 77 ТК РФ и ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, расторгается с выходом этого работника на работу.

Истечение срока трудового договора является самостоятельным основанием прекращения такого договора, поэтому при увольнении работника по данному основанию работодатель не обязан принимать во внимание специальные дополнительные гарантии, установленные ТК РФ для отдельных случаев увольнения работников по инициативе работодателя (ст. 81 ТК РФ).

Ц.С.Н. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, указав, что была принята на работу в ООО "Д." на должность заместителя главного бухгалтера на период нахождения на больничном и в отпуске по уходу за ребенком основного работника М.А.С. В период работы она забеременела, родила ребенка, в связи с чем ей был предоставлен отпуск по уходу за ним. В ноябре 2007 года М.А.С., прервав отпуск по уходу за ребенком, вышла на работу и истица была уволена по истечении срока договора.

Считая увольнение незаконным, Ц.С.Н. ссылалась на то, что с учетом положений ч. 4 ст. 256 ТК РФ и ч. 3 ст. 261 ТК РФ она, как одинокая мать, воспитывающая ребенка в возрасте до 14 лет в период нахождения в отпуске по уходу за ним, не могла быть уволена с работы.

Отказывая в удовлетворении ее иска, суд обоснованно исходил из положений ст. 77 и 79 ТК РФ и установленных по делу обстоятельств, сделав правильный вывод о том, что поскольку увольнение в связи с истечением срока трудового договора увольнением по инициативе работодателя не является, истица могла быть уволена без учета того, что является одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, и в период пребывания в отпуске по уходу за ребенком.

С правильностью этих выводов согласилась и кассационная инстанция. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Кулешова Е.А.).

Увольнение по ст. 80 ТК РФ (по собственному желанию)

При рассмотрении споров о расторжении трудового договора по инициативе работника судам следует иметь в виду, что такое расторжение трудового договора допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

При рассмотрении дела по иску С.Н.И. к ИП П.О.В. о восстановлении на работе истица ссылалась на то, что о ее увольнении по собственному желанию она узнала после состоявшегося увольнения и вручения ей трудовой книжки. При этом никакого заявления об увольнении по собственному желанию она не писала. Ответчица не смогла представить суду заявление С.Н.И. об увольнении, указывая на то, что истица высказывала свое намерение уволиться устно, что истица оспаривала.

С учетом установленных обстоятельств, суд признал, что оснований для расторжения со С.Н.И. трудового договора, заключенного на неопределенный срок, по собственному желанию не было и удовлетворил заявленные требования. (Советский городской суд, судья Аниськов М.В.).

При рассмотрении дела по иску А.В.И., оспаривавшего законность своего увольнения по ст. 80 ТК РФ и ссылавшегося в подтверждение своего довода на то, что он вынужден был подать заявление об увольнении по собственному желанию, чтобы избежать дисциплинарного взыскания, суд обоснованно не согласился с тем, что это является основанием для удовлетворения заявленных требований, и вынес решение об отказе в иске. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Кулешова Е.А.).

В соответствии со ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

К.В.Н. обратился в суд с иском к МП "В." о восстановлении на работе, указав, что работал у ответчика длительное время. Решением Арбитражного суда Калининградской области ответчик признан банкротом, в связи с чем введено конкурсное производство и назначен конкурсный управляющий.

21 марта 2007 года между ним и конкурсным управляющим возник конфликт, и в конце рабочего дня он написал заявление об увольнении по собственному желанию с 21 марта 2007 года. Однако в этот день он не был уволен, а 22 марта 2007 года в 8 часов 10 минут поданное заявление было отозвано. Несмотря на это, в 11 часов ему был представлен для ознакомления приказ об увольнении с 21 марта 2007 года, подписанный коммерческим директором, который, по мнению истца, не имел права на подписание такого приказа.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал на то, что приказ об увольнении истца был издан 21 марта 2007 года в виде резолюции, сделанной конкурсным управляющим на заявлении, а 22 марта 2007 года он был оформлен лишь технически. Кроме того, приказ был подписан коммерческим директором правомерно, поскольку ему была выдана доверенность на подписание документов от имени конкурсного управляющего.

С этими выводами согласилась и кассационная инстанция.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, президиум Калининградского областного суда исходил из того, что согласно ст. 84.1 ТК РФ прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

Судом установлено и не оспаривалось сторонами то обстоятельство, что на момент отзыва заявления приказ об увольнении К.В.Н. работодателем не был подписан и истцу для ознакомления не представлен, расчет не произведен, трудовая книжка не выдана. В связи с этим вывод судебных инстанций о том, что трудовой договор с истцом прекращен 21 марта 2007 года, не основан на нормах ТК РФ и противоречит фактическим обстоятельствам дела, установленным при рассмотрении дела.

Кроме того, противоречит требованиям закона и вывод о том, что у коммерческого директора на основании доверенности, выданной ему конкурсным управляющим, имелось право подписи приказа об увольнении К.В.Н. и приказ издан полномочным лицом.

В выданной коммерческому директору доверенности с правом подписи от имени конкурсного управляющего документов МП "В." не было указано на право подписания приказов об увольнении работников.

Согласно п. 7 ст. 24 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" полномочия утвержденного Арбитражным судом конкурсного управляющего, возложенные лично на него в соответствии с настоящим Федеральным законом, не могут быть переданы иным лицам.

Пунктом 3 ст. 129 указанного Федерального закона предусмотрено право конкурсного управляющего на увольнение работников должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом.

Указанным положениям закона и тому, что увольнение работников отнесено к полномочиям конкурсного управляющего, которые возложены лично на него и не могут быть переданы иным лицам, судебные инстанции не дали должной оценки и не учли при рассмотрении дела.

При новом рассмотрении дела требования К.В.Н. были удовлетворены. (Гусевский городской суд, судья Тамилина).

При рассмотрении дел по искам лиц, уволенных с работы по собственному желанию в период их очередного отпуска и впоследствии оспаривающих свое увольнение и по этому основанию, необходимо помнить, что само по себе это обстоятельство не является основанием для удовлетворения заявленных требований.

Б.И.А., уволенная с должности заведующей МОУ детского сада "С." по собственному желанию, обратилась в суд с требованием о восстановлении на работе, ссылаясь на то, что подача ею заявления об увольнении по собственному желанию не являлась ее действительным волеизъявлением, так как оно написано под давлением начальника отдела образования после результатов проверки ее деятельности, выявившей определенные недостатки.

Кроме того, указывала и на то, что была уволена в период очередного отпуска, считая это нарушением трудового законодательства.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что наличие актов проверки финансово-хозяйственной деятельности истицы на посту заведующей детским садом, которая проводилась по жалобам родителей детей, посещающих детский сад, и тот факт, что по результатам этой проверки, выявившей нарушения в финансово-хозяйственной деятельности Б.И.А., с ней состоялся разговор руководителя отдела образования и главы администрации, где в ее адрес были высказаны определенные претензии, не являются доказательством давления на истицу со стороны администрации и понуждения написать заявление об увольнении по собственному желанию. Других доказательств, с достоверностью свидетельствующих о принуждении Б.И.А. к написанию заявления об увольнении по собственному желанию, ею представлено не было.

Тот факт, что увольнение истицы состоялось в период ее очередного отпуска, не свидетельствует о нарушении работодателем порядка увольнения, поскольку ТК РФ не предусматривает запрета на расторжение трудового договора по инициативе работника в период его очередного отпуска.

Материалы дела свидетельствуют о том, что работодатель согласился на расторжение трудового договора с Б.И.А. с даты, о которой она просила в своем заявлении.

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда. (Озерский районный суд, судья Кузнецов М.В.).

Увольнение по п. 5 ст. 83 ТК РФ
(прекращение трудового договора по обстоятельствам,
не зависящим от воли сторон, в связи с признанием
работника полностью неспособным к трудовой деятельности)

При рассмотрении дел по искам лиц, уволенных по указанному основанию, суды правильно исходили из того, что работодатель вправе прекратить действие трудового договора с работникам по п. 5 ст. 83 ТК РФ лишь в том случае, если работник полностью утратил способность к трудовой деятельности и этот факт установлен медицинским заключением, выданным в порядке, установленном законом.

Принимая решение об удовлетворении требований Г.М.С., уволенного с работы по указанному основанию, суд учитывал, что в соответствии с заключением МСЭ и имеющимся у него заболеванием ему была установлена 2-я группа инвалидности с ограничением к трудовой деятельности 2-й степени.

Согласно п. "ж" ст. 6 Классификации и критериям, используемым при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22 августа 2005 года, полная неспособность к трудовой деятельности или невозможность (противопоказанность) к трудовой деятельности имеет место при 3-й степени ограничения к трудовой деятельности. Вторая степень ограничения к трудовой деятельности характеризуется способностью к выполнению трудовой деятельности в специально созданных условиях труда, с использованием вспомогательных технических средств и (или) с помощью других лиц.

В связи с этим вывод суда о том, что наличие второй степени ограничения к трудовой деятельности не давало работодателю основание для признания истца полностью неспособным к трудовой деятельности, поскольку при ее установлении возможна трудовая деятельность в соответствии с определенными условиями, указанными в пункте 6 Классификации, сделан им правомерно.

Оставляя это решение суда без изменения и не соглашаясь в том числе с доводом жалобы работодателя о том, что суд при установлении фактических обстоятельств должен был в соответствии со ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения истца с п. 5 ст. 83 ТК РФ на п. 8 ст. 77 ТК РФ, кассационная инстанция указала, что в соответствии с п. 8 ст. 77 ТК РФ трудовой договор может быть прекращен в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральным законом или иными нормативными правовыми актами РФ, либо в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 61 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года N 2 (в редакции от 28 декабря 2006 года) "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", суд обязан изменить формулировку основания и (или) причины увольнения и указать ее в точном соответствии с формулировкой Кодекса исходя из фактический обстоятельств, послуживших основанием к увольнению, только в случае, если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную формулировку основания и (или) причины увольнения.

В данном случае у суда отсутствовали основания для изменения формулировки основания увольнения, поскольку при увольнении Г.М.С. работодатель исходил из фактических обстоятельств его увольнения, предусмотренных п. 5 ст. 83 ТК РФ, - из факта полной неспособности истца к трудовой деятельности, посчитав этот факт установленным, а не из факта невозможности предоставления ему другой работы в соответствии с медицинским заключением в связи с ее отсутствием. (Балтийский районный суд г. Калининграда, судья Вартач-Вертецкая И.З.).

Увольнение по основаниям, предусмотренным Законом РФ
"О милиции"

В большинстве случаев обращение в суд с исками о восстановлении на работе было связано с оспариванием бывшими работниками милиции законности увольнения по пп. "л" и "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции" - за грубое или систематическое нарушение дисциплины, за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника милиции. Имеют место и случаи обращения в суд с исками об оспаривании увольнения по собственному желанию. Обобщение показало, что в большинстве случаев увольнение производится при наличии законных оснований и с соблюдением установленного порядка увольнения.

Так, рассматривая дело по иску К.И.С. о восстановлении на службе в должности следователя и уволенной по п. "л" ст. 19 Закона РФ "О милиции" за систематическое нарушение дисциплины, выразившееся в том, что она без уважительных причин отсутствовала на службе более 4 часов 10 апреля 2008 года, в течение всего рабочего дня 11 апреля 2008 года, с 14 апреля по 18 апреля 2008 года, а также 21 и 22 апреля 2008 года, суд установил, что доводы истицы о том, что 11 апреля 2008 года она была нездорова и находилась на приеме у врача, и представленная в подтверждение этого справка, опровергнуты сообщением лечебного учреждения. Отсутствие на работе с 14 апреля по 16 апреля 2008 года было вызвано нахождением истицы в г. Москве в следственном комитете, куда она выехала для обжалования ею постановления об изъятии из ее производства дел, но без разрешения и согласования с работодателем. Причем доказательств необходимости личного присутствия истицы в следственном комитете представлено не было. Не было представлено и доказательств уважительных причин отсутствия на работе 21 апреля 2008 года.

С учетом установленных обстоятельств суд принял решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, с чем согласилась и кассационная инстанция. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Кородева Н.С.).

Обращаясь в суд с иском о восстановлении на работе в должности оперуполномоченного, уволенного со службы по п. "м" ст. 19 Закона "О милиции", Т.И.С. ссылался на то, что за управление автомобилем без регистрационных знаков в состоянии алкогольного опьянения во внеслужебное время на него приказом непосредственного начальника ОВД по Советскому ГО было наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения о неполном служебном соответствии. Однако затем приказом начальника УВД по Калининградской области этот приказ был отменен за мягкостью и издан новый приказ об увольнении истца за совершение проступка. порочащего честь и достоинство работника милиции.

Просил отменить приказ об увольнении, ссылаясь на то, что за одно нарушение может быть применено лишь одно дисциплинарное взыскание, а также на нарушение порядка увольнения, поскольку приказ об этом был издан в период его нахождения на больничном.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд правомерно исходил из того, что совершение Т.И.С. проступка, порочащего честь и достоинство работника милиции, имело место и что согласно ч. 3 п. 40 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел РФ вышестоящий начальник имеет право отменить дисциплинарное взыскание, наложенное нижестоящим начальником, или наложить более строгое взыскание, если ранее объявленное не соответствует тяжести совершенного проступка.

Что касается того обстоятельства, что приказ об увольнении истца был издан в период его нахождения на больничном, суд не посчитал это основанием для восстановления Т.И.С. на службе, указав в решении, что им допущено злоупотребление правом, поскольку о наличии больничного листка, который находился у истца как на момент служебной проверки, имевшей место до принятия начальником УВД решения об увольнении истца, так и на момент издания приказа об увольнении, он не сообщил, а сослался на это обстоятельство только при обращении в суд с заявлением о восстановлении на работе.

Правильность такого вывода суда подтверждается разъяснением Пленума Верховного Суда РФ, содержащимся в п. 27 его Постановления N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", согласно которому при установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении иска о восстановлении на работе(изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Булатова И.И.).

Следует иметь в виду, что при решении вопроса о законности увольнения сотрудника милиции за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника милиции, не имеет значения наличие или отсутствие в его действиях состава уголовно наказуемого преступления.

Г.Ю.Н., уволенный с должности инспектора ДПС отделения ГИБДД по п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции", обратился в суд с иском о восстановлении на службе, считая увольнение по указанному основанию незаконным. Он указывал, что был уволен за то, что 22 августа 2007 года остановил машину под управлением З.А.А. за превышение скоростного режима, но не составил протокол об административном правонарушении, за что получил от него денежное вознаграждение в сумме 1000 руб. Увольнение считал незаконным как в связи с тем, что деньги у З.А.А. не вымогал, а протокол не составил, поскольку Правила дорожного движения нарушены не были. Кроме того, ссылался на то, что указанный инцидент имел место в рамках оперативного эксперимента, который являлся провокацией. Указывал и на то, что по данному факту в отношении него было отказано в возбуждении уголовного дела.
При рассмотрении дела суд установил, что 22 августа 2007 года сотрудниками ОСБ УВД и УГИБДД по Калининградской области действительно проводились оперативно-профилактические мероприятия с целью выявления фактов нарушения законодательства сотрудниками ГИБДД при выполнении своих должностных обязанностей. При этом факт превышения скорости З.А.А. и факт вымогательства истцом денег за несоставление протокола об административном правонарушении действительно имел место, что подтверждено представленными доказательствами. Поэтому суд пришел к выводу о законности издания приказа об увольнении истца за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника милиции.

То обстоятельство, что в возбуждении уголовного дела в отношении Г.Ю.Н. по ст. 290 УК РФ было отказано за отсутствием в его действиях состава преступления, обоснованно не расценено судом как основание для восстановления его на службе. Из содержания постановления следует, что такое решение было принято в связи с тем, что к представленному материалу не были приложены все необходимые предметы и документы, которые могли быть признаны вещественными доказательствами в подтверждение совершенного преступления.

Кроме того, как правильно указал суд в своем решении, наличие или отсутствие в действиях истца состава преступления за проступок, который послужил основанием для его увольнения, не может иметь значения при решении вопроса о привлечении его к дисциплинарной ответственности.

С указанными выводами согласилась и кассационная инстанция, оставив решение суда без изменения. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Булатова И.И.).

Увольнение по основаниям, предусмотренным
Федеральным законом "О государственной гражданской службе
Российской Федерации"

Увеличение числа дел, рассмотренных судами в 2008 году по заявлениям лиц, уволенных со службы по основаниям, предусмотренным ФЗ "О государственной гражданской службе РФ", вызвано тем, что в этом году производилась реорганизация таможенных органов, расположенных в Калининградской области в соответствии с Приказом ФТС России от 18 марта 2008 года. В результате этой реорганизации в форме слияния Багратионовской, Калининградской и Неманской таможен была создана Калининградская областная таможня. Это привело к сокращению общей численности штата работников, в связи с чем многие лица, уволенные с работы, обращались в суд с исками о восстановлении на работе.

Рассматривая дела, связанные с их увольнением, суды правильно применяли положения п. 6 ч. 3 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" - в связи с сокращением должностей гражданской службы и правильно исходили из того, что основанием к освобождению от замещаемой государственной должности гражданской службы является отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной подготовки или повышения квалификации в связи с сокращением должностей гражданской службы, а также непредоставлением ему в этих случаях иной должности гражданской службы.

Из представленных на обобщение таких дел только по одному из них заявленные требования были удовлетворены в связи с нарушением порядка увольнения работника, выразившимся в том, что приказ об увольнении был издан в период его болезни. По остальным делам в удовлетворении заявленных требований было отказано, поскольку порядок увольнения высвобождаемых работников, предусмотренный положениями ст. 31 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ", был соблюден. Работникам до увольнения предлагались другие должности государственной гражданской службы, которые имелись у нанимателя, и другие вакантные должности, от занятия которых истцы отказались.

Имели место и обращения граждан, уволенных с государственной гражданской службы за совершение дисциплинарных проступков и по иным основаниям.

Так, П.В.О. обратился в суд с иском об отмене приказа о его переводе на низшую должность и восстановлении в прежней должности. Он указывал, что работал начальником отдела таможенного досмотра Советского таможенного поста Неманской таможни. В связи с проводимой реорганизацией в таможенных органах Калининградской области он дал согласие на перевод на другую должность - государственного таможенного инспектора отдела таможенного контроля Советского таможенного поста. Поскольку ликвидация таможенного органа, в котором он работал, не произошла и его должность не сокращена, полагал приказ о его переводе незаконным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал, что в связи с проводимой реорганизацией, в результате которой Неманская таможня вошла в состав Калининградской областной таможни, истец сам выбрал должность государственного служащего во вновь созданной таможне и написал заявление о переводе на нее. На основании этого заявления и был издан приказ о его переводе. Никаких нарушений законодательства при издании приказа о переводе П.В.О. нанимателем не допущено. Кроме того, при рассмотрении дела истец заявил, что приказ о назначении его на новую должность он не оспаривает.

С выводами суда первой инстанции согласилась и кассационная инстанция. (Ленинградский районный суд г. Калининграда, судья Алексенко Л.В.).

Ж.А.Л., работавший в ГУ "Ц." Калининградской области главным специалистом отдела материально-технического снабжения, был освобожден от указанной должности по п. 10 ч. 1 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" в связи с осуждением по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года и невозможностью продолжения замещения должности государственного служащего.

Считая свое увольнение незаконным, он ссылался на то, что само по себе условное осуждение не препятствует продолжению работы по занимаемой им должности; что его должность не отнесена Законом Калининградской области к должности государственной гражданской службы.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что должность, с которой Ж.А.Л. был уволен, относится к должностям государственной гражданской службы, что подтверждено ст. 10 Закона Калининградской области от 19 мая 2000 года, с изменениями от 22 мая 2006 года и разделом 6 перечня должностей для обеспечения деятельности мировых судей и Законом Калининградской области от 13 октября 2005 года N 202, с учетом изменений и дополнений от 4 октября 2007 года. Кроме того, суд учитывал, что согласно п. 10 ч. 1 ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" служебный контракт с государственным гражданским служащим может быть прекращен по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон. В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 39 указанного выше Закона служебный контракт прекращается, а гражданский служащий освобождается от государственной службы и увольняется в связи с осуждением к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы, по приговору суда, вступившему в законную силу.

Как следует из содержания приговора в отношении истца, он был осужден к 2 годам лишения свободы условно, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года. Согласно должностному регламенту главного специалиста отдела материально-технического снабжения он должен иметь водительское удостоверение, на него возложены обязанности водителя и обязанности по осуществлению технического контроля и обслуживания закрепленного за ним автомобиля.

Изложенное свидетельствует о невозможности продолжения с истцом трудовых отношений.

С указанными выводами согласилась и кассационная инстанция, оставив решение суда без изменения. (Центральный районный суд г. Калининграда, судья Булатова И.И.).

Судам следует иметь в виду, что согласно положениям ст. 33 ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" федеральные законы, иные нормативные правовые акты РФ, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом.

Так, при рассмотрении дела по иску Ш.П.А., уволенного с должности государственного гражданского служащего из Правительства Калининградской области по окончании срока действия контракта, ответчик сделал заявление о пропуске истцом срока на обращение в суд о восстановлении нарушенного права, ссылаясь на то, что согласно ст. 392 ТК РФ по спору об увольнении он установлен в один месяц со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Возражая против этого, Ш.П.А. ссылался на то, что ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" не содержит нормы, которая бы предусматривала срок, в течение которого уволенный работник может обратиться в суд с соответствующим требованием.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований по мотиву пропуска истцом срока на обращение в суд с заявленными требованиями, суд исходил из того, что ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, возникшего между гражданином служащим и представителем нанимателя, действительно не предусмотрены.

В то же время согласно положениям ст. 73 ФЗ "О государственной гражданской службе" в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом, к отношениям, связанным с гражданской службой, применяются федеральные законы, иные нормативные акты РФ, содержащие нормы трудового права.

Сроки для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора предусмотрены ч. 1 ст. 392 ТК РФ. Поскольку в суд истец обратился с требованием о восстановлении на работе спустя четыре месяца после получения трудовой книжки с записью об увольнении и не представил доказательств и уважительных причин пропуска установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ срока (один месяц), иск Ш.П.А. удовлетворению не подлежит.

С этими выводами согласилась и кассационная инстанция. (Октябрьский районный суд г. Калининграда, судья Пахомова Т.В.).


Copyright © Logos-pravo.ru
При копировании гиперактивная ссылка "Logos-pravo.ru" обязательна.
 
Новое на сайте
 

Развод, раздел имущества супругов, дети, алименты

Уровень шума в квартире

Размер алиментов

Жалоба по КоАП РФ

Расселение аварийного дома

Иски в суд, ходатайства

       
Расчет госпошлины     |     Реквизиты для уплаты госпошлины в суд
     Студия «Граф» - создание сайтов